23.03.43 г. Воздушный бой

22.03.1943 г. четыре ЛаГГ-3 из 3 гиап (61 иабр, КБФ) (ведущий Терехин) вылетали на прикрытие войск в районе Красный Бор - Ульяновка. На высоте 3000 м встретили бомбардировщиков противника, которые шли тремя эшелонами по 14-16 самолетов в эшелоне с прикрытием ФВ-190 и Ме-109ф.

Из донесения гв. капитана Терехина: «В 09:03, придя в район Колпина, связался по радио с ПН 1-го ГКП 7 иак, который передал: «Форсируйте — на подходе бомбардировщики противника». Я ответил: «Вас слышу, иду в атаку». Пошел на ведущий Ю-87, который перешел в пикирование. Справа от меня был ведомый Ильичев. Атаку производил сверху спереди и с дист. 100-150 м дал очередь. После этого я развернулся на пикировании на 150 градусов и встал в хвост ведущему Ю-87 и с дист. 50-70 м дал еще очередь. У «юнкерса» загорелась левая плоскость и он пошел со снижением в сторону Слуцка. Я пошел левым боевым разворотом, чтобы проследить падение, и одновременно заходя на второго Ю-87. Тот Ю-87, которого я атаковал, зацепился за лес и сгорел.

При заходе на второго Ю-87 с левого боевого разворота перед атакой я увидел, что мне в хвост заходит ФВ-190 слева снизу. Я сделал резкое пикирование из левого боевого разворота вправо. ФВ-190 проскочил подо мной с принижением 3-5 м, второй ФВ-190 находился ниже нас метров на 50-70. Выше меня в стороне вели бой три ЛаГГ-3 с 5-ю Ме-109 и одним ФВ-190.

В течение 3-5 мин я вел бой с двумя ФВ-190 и оттягивал их в район Колпина. Бой вели на виражах с резким перекладыванием из левого виража в правый, после чего они пошли с набором высоты на солнце. За время боя с ФВ-190 я поднялся с 400 до 2500 м и потерял из виду группу ЛаГГ-3, которая очевидно вела бой на меньшей высоте, и на фоне местности их не было видно. ГКП передал, что на подходе вторая группа бомбардировщиков противника. Я развернулся, пошел от Колпина в район Красного Бора, увидел оторвавшегося от своей группы Ю-86 с выпущенным шасси и пошел на него в атаку. Сблизившись с ним до дист. 400-500 м, я посмотрел, нет ли кого в хвосте, для того чтобы спокойно и уверенно атаковать Ю-86, потому что мой ведомый в процессе первой атаки ушел в сковывающую группу. Увидел, что справа сверху со стороны солнца на меня пикируют два Ме-109ф. Я пошел с правым боевым разворотом на Ме- 109ф. Они сделали горку, после чего перешли на вираж. Я от атаки вынужден был отказаться, и пошел в район Колпина, где начал просить ГКП навести меня на группу «ЛаГГов». Ответа на этот запрос я не получил, но ГКП передал, что на подходе третья группа бомбардировщиков противника и приказал мне атаковать их. Я развернулся и пошел на «юнкерсов», но увидел, что их прикрывают четыре ФВ-190 и два Ме-109ф. Причем «фокке-вульфы» попарно пикировали по сторонам с бомбардировщиками, а «мессершмитты» прикрывали их сверху. Принял решение атак не производить, т.к. это было бы бесцельно. Сделал еще три круга над Колпином и запросил по радио, где находятся другие ЛаГГ-3. Последовал сигнал посадки, что я и выполнил».

Из донесения гв. мл. лейтенанта Черненко: «Ввиду отсутствия в первых атаках истребителей противника, я со своим ведомым атаковал Ю-88 сверху сзади в момент его пикирования. Результат не наблюдал ввиду того, что со стороны солнца сверху слева шли на нас в атаку два Ме-109ф. Я левым боевым разворотом пошел на них. Ме-109 отвалили влево со снижением и ушли на юг от Красного Бора. Сделав правый разворот на 90 градусов, увидел выше себя метрах в 150-ти Ю-88, пикировавший на цель. Я довернул, нагнал его и произвел атаку сверху сзади, дав две очереди, после которых правый мотор «юнкерса» стал дымить. Самолет с дымом пикировал до земли. Падение точно не видел.

В этот момент ГКП 7 иак передал: «Выше вас вторая группа бомбардировщиков — атакуйте». Я обнаружил 12-14 Ю-87, пикирующих через нас. Мне попался Ю-87 в левой стороне, по которому я дал две очереди с левого разворота. Ю-87 стал в вираж, выбросил бомбу и переворотом ушел вниз. Во время атаки стрелок Ю-87 вел огонь. После атаки мы с ведомым проскочили за линию фронта, где на высоте 1600 м были обстреляны ЗА и МЗА.

Северо-восточнее пос. Ульяновка на солнце я заметил четырех истребителей противника, идущих в пикирование одновременно с бомбардировщиками на удалении от нас в двух км. Ввиду того, что я был со своим ведомым далеко от командира и гораздо выше его, я со снижением пошел к нему. Меня перегнал Ю-88, который проскочил мимо меня, но я успел дать по нему очередь сверху сзади. Мы оказались под «юнкерсами», которые сбрасывали бомбы, откуда быстро вышли.

При выходе со стороны солнца мы были атакованы двумя Ме-109ф и одним ФВ-190. ФВ-190 атаковал, а Ме-109ф прикрывали его. ФВ-190 атаку по мне производил сверху спереди, и я отвернул вправо. Он проскочил и стал сразу заходить в хвост на вираже. Снизу со стороны Красного Бора подошел еще один ЛаГГ-3 (Ильичев), который выбил из-под моего хвоста ФВ-190. Бой вели три на три. В процессе боя подошла еще пара Ме-109ф и вступила в бой. Бой вели на вертикалях и главным образом на виражах. В процессе боя был момент, когда один Ме-109ф заходил в хвост самолету Ильичева. Я выбил его из-под хвоста последней очередью, т.к. боезапас был израсходован весь.

Ввиду отсутствия боеприпасов бой стал вести на виражах, с оттягиванием в сторону Колпина. Когда в вираже Лазаревичу в хвост заходил ФВ-190, я сделал имитацию атаки, но ФВ-190 не отвалил, пока его не выбил Ильичев.

Два Ме-109ф начали набирать высоту на солнце, и я, используя этот момент, отжал резко самолет, набрав скорость. Лазаревич в пикировании ушел в сторону р. Нева. Я остался с Ильичевым. Стали отходить к Колпино. Развернулся только один раз на двух шедших навстречу Ме-109. После этого Ильичев пошел со снижением в сторону Пушкина.

Я остался на этой высоте один с тремя самолетами противника и стал уходить к Колпину и к Неве. Отходил резкими перекладываниями по горизонтали и на полувертикалях. Снизившись до высоты 500 м, я походил на этой высоте, ища Ильичева, которого не нашел. Ушел к Неве, где встретил одного И-16 на высоте 1000 м, которого хотел пристроить, но он не пристроился. В этот момент на высоте 3000-4000 м было три полосы. Я думал, что собрались наши, стал набирать высоту. Набрав высоте 1500 м, увидел разрывы ЗА на полосах, понял, что это самолеты противника и, услышав сигнал посадки, ушел на посадку».

Из донесения гв. сержанта Лазаревича: «Капитан Терехин пошел в атаку на бомбардировщиков, а я со своим ведущим Черненко держался на удалении 500-600 м сверху слева, прикрывая его. Истребителей противника в первых эшелонах видно не было. Мой ведущий с пикирования атаковал Ю-88 сверху спереди, результатов не наблюдал, т.к. в этот момент со стороны солнца слева сверху на нас пошли в атаку два Ме-109ф, и мы с левым боевым разворотом пошли на сближение с ними. Ме- 109ф отвалили влево и ушли со снижением, а мы развернулись вправо. В этот момент выше нас на 150-200 м шел Ю-88 и мы, имея преимущество в скорости, вышли выше него, и Черненко атаковал его сзади сверху с дист. 50 м. Правый мотор Ю-88 задымил, и Черненко отвалил, а я дал очередь по левому мотору, после чего дымящий Ю-88 начал пикировать до земли. Падения не видел, т.к. в этот момент подошли еще две группы Ю-87 и Ю-86. Это было в двух -трех км южнее Красного Бора. Черненко сделал левый разворот и атаковал Ю-87, который переворотом пошел вниз. В этот момент мы были на территории немцев и по нам стреляла ЗА со стороны южной части пос. Ульяновка.

Посмотрев на солнце, я увидел четырех истребителей противника, пикировавших вместе с бомбардировщиками. Мы развернулись вслед за ними. Один Ю-87 оказался между моим ведущим и мною, ниже на 40-50 м. Я со снижением сверху атаковал его и дал длинную очередь. Видел, как рвались мои снаряды в моторе и левой плоскости. Ю-87 задымил и ушел с крутым пикированием к земле в трех км юго-восточнее Красного Бора.

Пристроившись к ведущему, я заметил как два Ме-109ф и один ФВ-190 разворачивались на нас в атаку сверху сзади. Мы левым боевым развернулись на них и немного подрались, после чего они ушли в сторону солнца. В этот момент к нам пристроился Ильичев из 13 киап. Подошли два Ме-109ф и через несколько времени еще два Ме- 109ф и один ФВ-190. На левом развороте ФВ-190 пытался зайти мне в хвост, но его выбил Ильичев. Два Ме-109ф ушли на солнце, а мы со своим ведущим начали пикировать в сторону Мги для того, чтобы набрать скорость. Набрав скорость, мы сделали левый боевой разворот, но в этот момент надо мной разорвался зенитный снаряд, и сразу же взорвалось несколько снарядов из боекомплекта моего самолета. Начало бить масло и температура масла резко возросла, и я принял решение выйти из боя, передав по радио ведущему: «Выхожу из боя — не прикрывай». Спикировал в сторону р. Нева, где хотел сесть, но во время пикирования масло остыло, и я решил сесть на ближайшем аэродроме. Делая горки с переходом на крутое пикирование, с выключенным мотором дотянул до а. Приютино, где произвел посадку.

От взрыва снаряда были перебиты масляная система, трасса управления огнем пушки и УБС, разорван снарядный ящик и пробита видосистема. Получил четыре пулевые пробоины в плоскостях и в правом предкрылке от стрелка Ю-87. Считаю, что Ю-87мною сбит, упал, примерно в трех км юго-восточнее Красного Бора».

Таким образом в ходе боя с двумя Ме-109, четырьмя ФВ-190 и 12-ю Ю-87 по одному Ю-87 сбили Терехин и Черненко.

В бою с двумя Ме-109 был сбит ст. лейтенант Ильичев. Его ЛаГГ-3 упал в районе Красный Бор.

 

Источники информации:

1. Цапов И.И., Конев В.Н., Мясников Ю.А. Гвардейцы Балтики крылатой. — М.: ООО "Дельта НБ", 2006.

 

 

Комментариев пока нет Добавить комментарий

 

 

Поделиться страницей:  

Помощь проекту


 

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.