02.07.42 г. Отражение налетов бомбардировщиков

Из воспоминаний летчика 628 иап ПВО (268 иад, 8 ВА) Дмитрия Максимовича Саратова.

 

С утра 02.07.1942 г. погода была нелетной. Небо затянули сплошные низкие облака. Моросил дождь. Немецко-фашистское командование решило воспользоваться плохой погодой, чтобы нанести бомбовый удар по Новороссийску и порту. Оно бросило на город лучшие экипажи бомбардировщиков и истребителей. Враг рассчитывал и на то, что наши И-16 в такую погоду не смогут взлететь.

К 12 часам дождь прекратился. В облаках появились просветы. Истребители находились в готовности номер один. От постов ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение и связь) никаких сигналов о противнике не поступало. Вдруг до слуха авиаторов донесся гул моторов. Вскоре из-за облаков и в их разрывах показались три группы бомбардировщиков Хе-111 и Ю-88. Их было более сорока. Они шли под прикрытием двадцати истребителей Ме-109. Пытаясь дезориентировать нас, эта зловещая армада шла на город и порт с нескольких направлений, на разных высотах и с небольшими интервалами по времени.

По сигналу с КП наши самолеты попарно пошли на взлет. В воздух поднялись шесть истребителей. Силы были неравными. Маленький И-16 первым дерзко атаковал строй бомбардировщиков Хе-111, внес сумятицу в их ряды и сорвал замысел врага. Это был самолет старшего лейтенанта А.А.Алалыкина. Несколько метких очередей, и ведущий группы Хе-111 охвачен пламенем. Следующими атаками Алалыкин внес такое замешательство в группу бомбардировщиков врага, что они, не дойдя до цели, стали сбрасывать бомбы в море и поспешно поворачивать на запад. Старший лейтенант продолжал преследовать их. Вот сбит еще один "хейнкель". Но в схватке поврежден самолет Алалыкина: пробит масляный бак. Забрызгивает маслом козырек кабины и лицо летчика. Через одну-две минуты заклинивает мотор. Летчик принимает решение выйти из боя и со снижением спланировать на свой аэродром. В это время его атакует Ме-109. Боеприпасы на самолете Алалыкина израсходованы. Летчик имитирует лобовую атаку, рассчитывая, что фашист ее не выдержит. Так оно и вышло. Фашист отвалил в сторону и исчез.

В это время катер береговой охраны подобрал в море экипаж со сбитого Алалыкиным Хе-111. Пленные дали ценные сведения о расположении авиации противника. В том же бою летчики эскадрильи сбили еще несколько самолетов Хе-111 и Ю-88. Младший лейтенант В.Н.Абрамов в первой же атаке с расстояния 80-100 метров несколькими короткими очередями поджег Хе-111. Настойчивость и упорство в достижении победы над врагом в этом бою проявил летчик-истребитель С.Малеев. Во время атаки группы Ю-88 метким пулеметным огнем он повредил мотор "юнкерсу". Враг со снижением стал уходить в море, надеясь, что на фоне волн его не заметят и не станут преследовать. Но летчик Малеев разгадал маневр врага, он продолжал вести по нему огонь, пока тот не упал в море. Это произошло в 130 километрах от берега. Малеев на пределе, почти с пустым баком возвратился на аэродром.

Все мы знали Малеева как смелого, мужественного и честного товарища. Но для официального боевого донесения в вышестоящий штаб требовалось подтверждение о сбитом самолете, и оно пришло. Вскоре командир подлодки, дежурившей в том квадрате моря, сообщил, что в 130 километрах от берега наш истребитель И-16 сбил фашистский самолет. От имени экипажа подлодки он поздравил летчика с победой. В этом же бою летчик Румянцев тоже поджег Хе-111.

Летчики нашей эскадрильи в этом бою сбили пять бомбардировщиков врага. Сами потерь не имели, только было много пулевых пробоин в самолетах.

В отражении налета фашистской авиации на город и порт Новороссийск 2 июля 1942 года участвовал и я в паре с младшим лейтенантом Турчиным. Мы громили бомбардировщики противника. Но во время боя сами были атакованы четверкой истребителей Ме-109. Мы были вынуждены принять их вызов. На устаревших И-16 нелегко вести бой с Ме-109. Они значительно превосходили наши истребители в скорости и вооружении. Преимущество-на стороне противника. Поэтому мы стали в круг и применили тактику лобовой атаки. Мы знали, что фашистские летчики ее, как правило, не выдерживали и до сближения с нашими самолетами отворачивали вверх или в сторону.

В отражении этого налета участвовали и летчики 3 иап ЧФ, которые были вооружены самолетами ЛаГГ-3. Бомбардировщики фашистов понесли потери и, расчлененные на отдельные звенья, преследуемые нашими истребителями, ушли от цели. Мы с Турчиным все еще продолжали вести бой с Ме-109. Он длился уже около семи минут. За это время каждый из нас много раз бросался в лобовые атаки. Не добившись успеха, Ме-109 ушли в направлении Керчи. В первом воздушном бою мы с Турчиным не сбили ни одного самолета, но и противник не добился победы.

После посадки на аэродром Гайдук авиатехники и механики насчитали в моем самолете восемнадцать пробоин. Одна пуля прошла поперек подошвы моего левого сапога и разделила ее на две части, а другая перебила боуденовский трос одного из пулеметов и вывела его из строя. После этого случая летчики, авиатехники и механики в шутку говорили: "Боуденовский трос мы тебе, Дима, быстро заменим на новый, а вот что с сапогом делать: срок носки еще не истек..."

 

Источники информации:

1. Саратов Д.М. В небе истребители. В сб. Герои кубанского неба / Сост. Н.П.Жуган, Г.Ф.Приймук. — Краснодар: Кн. изд-во, 1987.

 

 

Комментариев пока нет Добавить комментарий

 

 

Поделиться страницей:  

Помощь проекту


 

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.