Александра Ефимовна Чернаткина

Из племени отважных

О летчике-истребителе В.А.Марьине

Виктор Александрович Марьин

Он был очень скромен и даже застенчив, никогда не рассказывал о своих боевых подвигах, и только скупые записи в личной летной книжке, строки в газетах военного и мирного времени и воспоминания однополчан свидетельствуют о величайшей отваге и таланте летчика.

Детство его было трудным, а путь в авиацию - обычным, характерным для большинства молодежи того времени.

Виктор Александрович Марьин родился в 1922 году в Подмосковье в семье ремесленника. Началась коллективизация и отец вступил в колхоз. В семье было шестеро детей. В 1934 году умерла мать. Виктор и его брат Анатолий были определены в детский дом. Старшая сестра заменила мать остальным малышам.

Детский дом дал ему путевку в жизнь. В 1938 году вступил в комсомол. Учился в гидрометеорологическом техникуме и одновременно в Реутовском аэроклубе. Клуб окончил блестяще: из 13 оценок - 10 "отлично" и 3 "хорошо". Рекомендован для поступления в военную авиационную школу.

В марте 1943 года окончил Качинскую авиационную школу в звании младшего лейтенанта и направлен в 63-й истребительный авиаполк, где прошел переучивание.

В 515-й истребительный авиаполк попал в период сражений на Курской дуге. Ввели в строй быстро. Через несколько дней в составе четверки истребителей вылетел на прикрытие наземных войск.

 

Первое боевое задание. Над нашими позициями кружили "мессершмитты". На одном из них были нарисованы какие-то знаки, а под колпаком кабины Виктор увидел самодовольное лицо фрица. Тот нагло улыбался, видимо, не сомневался в своей победе. В период атаки врага Виктор удачно сманеврировал и очередь прошла над кабиной.

Четверка "яков" выполнила задачу и без потерь вернулась на свой аэродром. Командир авиаэскадрильи старший лейтенант Макаров похвалил молодого летчика, видимо, заметил в нем задатки хорошего истребителя.

Вскоре пришел боевой опыт. Полеты стали его жизненной необходимостью. Виктор рвался в бой. До четырех раз в день приходилось летать на сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков, на прикрытие наземных войск и другие боевые задания. Летать как можно больше, бить фашистскую гадину и побеждать - стало главной целью летчика.

На прикрытие наземных войск на восточной окраине города Харькова вылетело звено старшего лейтенанта Сергея Путимцева, у которого ведомым был Виктор Марьин. Вторую пару вел старший лейтенант Дмитрий Черкасов. Когда барражирование подходило к концу, наземная радиостанция наведения сообщила, что над нашими позициями появился вражеский корректировщик ФВ-189 ("рама"). Последовал приказ: уничтожить.

От огня и пожаров над землей стояла густая дымка высотой до нескольких сот метров. Ведущий начал снижаться. Марьин - за ним. Вскоре враг был обнаружен. Первым атаковал Путимцев, затем по его команде в атаку пошел Марьин. Стрелок отстреливался. Марьин дал несколько длинных очередей и стрелок замолчал. Но "рама" продолжала маневрировать на бреющем полете, удаляясь в юго-восточном направлении и перелетела линию фронта.

Не дать врагу уйти! Виктор нажал на гашетки, но оружие молчало - кончились боеприпасы. Молниеносно созрело решение: "Таранить! Ударю по хвосту, он выглядит хрупким".

Пронесся с большой скоростью над ФВ-189, срубил хвост и при выходе из атаки справа ударил винтом по правой плоскости. Ощутил сильный удар. Все три лопасти винта погнулись, мотор стало трясти, тяга упала.

Трудно. Но силу придает ощущение радости победы. Самолет еще держится в воздухе; а враг повержен. Он упал на траверзе Марефа - станция Валки за притоком Северного Донца.

К своему аэродрому шли на малой высоте, обходя Харьков с востока. Севернее Харькова набрали высоту несколько сот метров и минут через десять приземлились на своем аэродроме юго-западнее Белгорода. При осмотре самолете в тоннелях масляного и водяного радиаторов обнаружили часть отсеченных у "рамы" деталей и осколки аэронавигационных огней.

Через две недели перед строем личного состава полка командир дивизии полковник Тараненко вручил отважному летчику орден Красного Знамени.

 

Полк базировался на аэродроме Подлюдовка севернее Люблина. В конце августа 1944 года звено в составе старшего лейтенанта Марьина, его ведомого Василия Третьякова и старшего лейтенанта Алексея Никуленкова с ведомым Василием Поздняковым прикрывали плацдарм и переправу через Вислу. Барражировали 45 минут и ждали замену.

В это время с запада появилась четверка ФВ-190. Марьин повел звено в атаку на них. При приближении наших истребителей три "фоккера" развернулись и стали уходить на запад. Один стал разворачиваться вправо. Его преследовали Марьин и Третьяков, за остальными погналась пара Никуленкова.

Марьин приблизился к "фоккеру" на 200 метров и открыл огонь из 37 мм пушки. После третьей очереди самолет врага стал падать отвесно вниз и рухнул на плацдарм.

В это время появился напарник сбитого немца. Марьин и Третьяков ринулись на него. Преследуя, пересекли линию фронта. В это время вражеская зенитная артиллерия открыла сильный огонь. Марьин передал по радио команду Третьякову:

- Вася, выходи из атаки!

Но тот не реагировал и продолжал полет. Потом медленно, теряя скорость; стал разворачиваться. Самолет вел себя ненормально, на команды Марьина не реагировал, видимо был поражен зенитным снарядом.

Вдруг "фоккер" развернулся и стал приближаться к Третьякову. Увидев это. Марьин пошел в лобовую атаку. Не успел открыть огонь, как был прошит фашистскими очередями из всех огневых точек. Потом немец приблизился к Третьякову и расстрелял его в упор.

Марьин с трудом вел на посадку безнадежно поврежденный самолет. За Вислой густо росли старые деревья. До берега не дотянуть... Он приземлился на середине реки, где просматривалась песчаная отмель. Выпустил щитки и на повышенной скорости коснулся воды. Отлетели щитки и водяной радиатор. Летчик потерял сознание. Через некоторое время очнулся. При ударе получились растяжение позвоночника. Пытался плыть, но не получилось, был очень слаб и точение сносило его вниз. С земли по нему стреляли немецкие войска, а по ним стреляла наша артиллерия. Виктору пришлось укрыться за мотором своего самолета. В это время увидел в небе два истребителя. Это возвращались с задания Никуленков и Поздняков.

С нашего берега ему сигналили и кричали:

- Держись, брат! Готовим лодки.

Пока готовилось спасение, несмотря на боль в позвоночнике, Марьин не терял самообладание. Он снял с самолета радиоприборы, часы и парашют.

Наконец, к нему на двух лодках подплыли артиллеристы и перевезли на берег. Сколько же заботы проявили они о летчике! Достали для него масло и мед, накормили, дали в дорогу плащ-палатку и на мотоцикле перевезли в населенный пункт, где переночевал у польских партизан.

Староста этой деревни в период первой мировой войны служил в царской армии и воевал против немцев. Он сносно говорил по-русски. Утром Виктор взвалил на себя снятое с самолета имущество, но покачнулся от слабости и присел.

- Совсем ослаб ты, сынок, - сказал староста. - Пошлю с тобой нашу партизанскую связную Ванду.

Девушка несла приборы и парашют, а Виктор с трудом передвигался. В полдень добрались в полк. Ванду накормили и отправили обратно, а Виктору пришлось в течение недели лечиться и отдыхать. В полку он узнал, что Никуленков и Поздняков сбили вторую пару "фоккеров" и благополучно вернулись на базу.

На войне, к сожалению, наша авиация несла и потери. Тяжело переживал Марьин гибель своего ведомого Василия Третьякова и вспоминал о нем до последних дней своей жизни.

 

Вскоре с того же аэродрома вылетели на прикрытие линии фронта в районе Магнушевского плацдарма на Висле. Облачность 8-10 баллов на высоте 1000 метров. Над линией фронта маневрировала "рама", уклоняясь от атак, которые вело ранее вылетевшее звено истребителей. Здесь же летала пара "мессершмиттов", патрульное звено их тоже не выпускало из виду.

Звено Марьина подключилось. "Рама" ныряла в облака, уходя на юго-запад за линию фронта. Следом за ней устремился Марьин. Набрав высоту, увидел на Фоне Вислы на высоте 50 метров спикировавшую "раму", которая пыталась ускользнуть на низкой высоте. Марьин произвел справа и слева около полудюжины атак. Стрелок уже не отстреливался. После последней атаки вражеский корректировщик прекратил существование.

 

Земли нашей Родины уже были освобождены от захватчиков. Теперь нужно было добить врага. Боевой дух наших воинов был очень высок. Все понимали, что путь к победе в этой войне лежит через Берлин и дорога к родному дому тоже лежит через Берлин. Никакие преграды и погодные условия не могли препятствовать наступательному духу наших войск. Летчики рвались в бой, технический состав не думал об отдыхе. Все было подчинено единой цели.

В январе 1945 года полк базировался на аэродроме Шрода близ Познани. 30 января Виктор Марьин в паре с Сергеем Гладким по заданию штаба 16-й воздушной армии на самолетах Як-9 вылетели на разведку. Погода была очень сложной: сплошная низкая облачность, видимость 1-3 километра, снежные заряды. Но у летчиков уже был опыт полетов в таких метеоусловиях. Пришлось лететь на высоте 50-30 метров. Подлетая к Швибусу, увидели выскочивших из-под железнодорожного виадука наших солдат и офицеров. Они энергично бросали вверх шапки, стараясь привлечь внимание летчиков, Марьин развернулся вправо и увидел, как совсем рядом, на расстоянии одного километра от виадука 12 ФВ-190 с высоты 500 метров штурмуют наши артиллерийские батареи.

Наши самолеты могли развить большую скорость. Мгновенно набрав высоту, пошли в лоб первой встречной паре "фоккеров". Но тут сзади появилась другая пара. Завязался воздушный бой. Умело маневрируя, Марьин уходил от вражеских атак. Враг попался опытный и упорный. Он выбрал нужную позицию для ведения прицельного огня, но его опередил Сергей Гладкий, послав в него меткую очередь. Враг был сбит и рухнул тут же на глазах артиллеристов, вспыхнул и горящим покатился по земле.

Марьин пристроился сзади другого "фоккера", который гнался за Гладким. Дал очередь по фашисту и впервые увидел на фоне белесых облаков полет удаляющихся снарядов. Враг был подбит, потерял скорость, пытался уйти в облака, но задымил и пошел к земле, вспыхнул при ударе о землю, прокатился несколько десятков метров и догорел. Остальные ФВ-190 ушли на запад, избегая боя.

Летчики выполнили в районе боя несколько пологих виражей и обнаружили еще одного ФВ-190, летевшего с небольшой скоростью на восток. Они взяли врага в "клещи", решив привести его в плен. Вражеский летчик вырвался и обстрелял Сергея. В таких погодных условиях трудно было выполнить замысел. Взвесив все. Марьин приказал ведомому:

- Сергей, атакуй "фоккера"!

Приказ был выполнен. Враг бил сбит с первой атаки.

Задание по разведке не было выполнено, но летчики сбили три вражеских самолета и защитили от налета артиллерийские батареи. Значительная часть горючего была израсходована, необходимо было возвращаться.

Погода еще больше усложнилась. Попали в плотный снежный заряд, летчики потеряли друг друга из виду и только по радио поддерживали связь, договорившись лететь к Ландсбергу. Подлетая увидели, что в этом районе облака исчезли. Вернулись на свой аэродром, чтобы заправить самолеты горючим и снова вылететь на разведку, но не успели.

На аэродром прилетел командир 13-го истребительного авиакорпуса генерал Б.А.Сиднев. Он с земли наблюдал действия Марьина и Гладкого, видел как они сбили вражеские самолеты и сразу же вылетел в полк. В тот же день перед строем личного состава генерал вручил боевые ордена: Марьину - Отечественной войны II-й степени, Гладкому - Отечественной войны I-й степени.

Этот боевой эпизод, как впрочем и другие, Виктор Марьин помнил до мельчайших подробностей. Он говорил, что для него война не кончилась и не кончится до самой смерти...

 

Последние дни войны. Полку поручена почетная миссия: эскортировать с аэродрома Стендаль к месту посадки на аэродроме Темпельгоф (Берлин) "дугласы", в которых командование союзников летело для подписания немцами акта о безоговорочной капитуляции.

18 лучших летчиков под командой майора М.Н.Тюлькина блестяще справились с задачей. В составе группы был и Виктор Марьин. Это было его последнее боевое задание.

За время боевой работы в период Отечественной войны В.А.Марьин совершил более 160 боевых вылетов, сбил лично 6 самолетов противника и 6 в группе.

 

Кончилась война. В строю полка отважные летчики, не щадившие свою жизнь во имя победы. У всех на груди боевые ордена и медали. Родина высоко оценила подвиги Виктора Марьина, наградив его тремя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны II-й степени, Красной Звезды и медалями.

Стоя на страже мирного неба, авиаторы неустанно совершенствовали свое летное местерство. В газете "Доблесть", за 20 июля 1949 года среди отличников соединения в числе первых назван коммунист Виктор Александрович Марьин. Здесь же в газете помещена его фотография.

 

Появилась более совершенная техника, потребовались новые знания. В 1951 году В.А.Марьин поступил в Военно-воздушную академию (ныне она носит имя Ю.Гагарина). В 1955 году успешно окончил ее, продолжая летать на реактивных самолетах в должности заместителя командира полка.

В 1959 году по состоянию здоровья списан с летной работы и переведен на штабную. В 1969 году уволен в запас с должности начальника штаба полка.

Ушел в запас подполковник Советской Армии, но не ушел в запас коммунист. Он, пока позволяло здоровье, работал военруком в школе No 10 города Дзержинска Горьковской области. Трудился также добросовестно, как и в армии.

28 лет отдал он военной службе. Летчик самого высокого класса, прославивший в боях советскую авиацию, оставался летчиком до конца своих дней. Трудно было сознавать, что но держишь в руках штурвал самолета, что больше не ощущаешь счастье полета, но в мыслях его всегда были полеты, каждый из которых навсегда запомнился, а в памяти - товарищи, не дожившие до радостных дней победы.

У большинства летчиков, погибших на войне, нет могил. Самолеты, прошитые вражескими очередями или зенитными снарядами, сгорали или взрывались в воздухе, разлетались на куски. Вместе с самолетом погибал летчик. Не было останков, не было похорон...

Виктор Александрович очень любил песню "Журавли" на слова Расула Гамзатова, считал, что она о летчиках, погибших в небе и не похороненных, не легших в землю. Слушал он эту песню и с грустью подпевал:

 

"...И в том строю есть промежуток малый,

Быть может это место для меня?"

 

Даже в этой грустной песне он не отделял себя от товарищей, с которыми вместе сражался.

Его здоровье ухудшалось с каждым годом но он, собрав последние силы, ездил на встречи с однополчанами. Ему было очень трудно. Но как знать, возможно эти встречи помогали ему хоть ненадолго забывать о болезни и надеяться на следующую встречу?

2 ноября 1985 года не стало нашего боевого товарища.

 

Источники информации:

1. Личная летная книжка В.А.Марьина

2. Письмо командира части гвардии майора Быркина от 14.2.45 г., написанное сестре В.Марьина

3. Материалы из газет военного и послевоенного времени

4. Свидетельство об окончании Реутовского аэроклуба

5. Воспоминания о войне, написанные В.А.Марьиным на 24 стр.

6. Письма В.А.Марьина и однополчан

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.