Александра Ефимовна Чернаткина

Владимир Губич

Летчика Владимира Губича я знала с июня 1942 года. В состав звена 2-й авиаэскадрильи 515-го иап входило три экипажа: старший сержант Тюлькин М.Н., старший сержант Губич В.М. и сержант Крылов В.М. Командиром звена был Тюлькин.

Это был период, когда полк с боями отступал к Сталинграду. До 4 июля за короткий период в боях поверяли половину летного состава, а после боев 4 июля осталась одна треть летного состава. Самолеты потеряли все.

В Сталинград перебазировались 18 июля 1942 года. Пополнились летным составом и материальной частью. Прибывшие летчики сержанты: Денисенко, Гаркавец, Зябрев, Карпов и другие не имели боевого опыта. Те, кто побывал уже в боях, передавали им опыт. Руководители полка были прекрасными летчиками, имели большой опыт: командир полка майор Баранов С.В., комиссар - батальонный комиссар Соин А.В., штурман полка капитан Костюченко М.И., командиры авиаэскадрилий старшие лейтенанты Кочуев И.Е. и Пригода Т.Т. Были опытные летчики: капитан Таняшин В.Я., лейтенант Арустамов М.А., мл. лейтенант Шаталов В.И., Плохов, Тонинский, Тюлькин, Губич и другие. Губич был ранее инструктором в авиационной школе, имел опыт полетов в ночное время.

Не было времени для ввода в строй молодых летчиков. Инструктировали, прикрепляли к опытному ведущему и посылали на боевое задание.

Патриотизм и стремление сражаться с врагом были настолько велики, что молодые летчики рвались в бой и там, где не хватало опыта, брали настойчивостью, бесстрашием, стремлением уничтожить врага. Но иногда сказывалось отсутствие опыта и были потери среди молодых летчиков.

Обстановка создалась очень сложной. Личный состав нес большую нагрузку. Летчики совершали в день по 5-7 боевых вылетов.

 

В один из таких дней 12 истребителей полка сопровождали группу Пе-2 в район Котельниково. "Петляковы" сбрасывали бомбы, а истребители их охраняли. Группа Ме-109 пыталась прорваться к "Петляковым", завязала бой с истребителями, но была отогнана.

Пе-2 без потерь возвращались на базу, их охраняли наши "яки". Ведомый Губича, не имевший боевого опыта, при переходе с одной стороны самолета ведущего на другую, таранным ударом сбил хвост самолета Губича и сам погиб.

Самолет Губича, потеряв управление, с большой скоростью с высоты 3000 метров устремился вниз. Выпрыгнуть с парашютом было невозможно. Губич приподнялся с сиденья, вытащил кольцо парашюта и вывалился из кабины. При этом он получил сильнейший удар в руку.

Когда опускался, его стал преследовать "мессершмитт". Опустился возле стога соломы, снял одну лямку парашюта, а вторую снять не удавалось, и раскрытый парашют тянулся за ним. Когда немец пикировал, он перемещался, уходя из зоны огня, а белая полоса парашюта тянулась за ним и была хорошей мишенью для врага. Тогда "мессершмитт" зажег скирду, из которой повалил дым. Владимир спрятался в дымовой полосе и немец его потерял.

Он снял вторую лямку парашюта и ушел. Попал в расположение наших наземных частей. Там медики оказали ему помощь и отправили в полк. Некоторое время из-за больной руки он не мог летать.

 

16 марта 1943 года вылетели на штурмовку вражеского объекта. В группе были Тюлькин, Губич, Трясак и другие. Появился противник, завязался бой. Губич начал преследовать одного "мессершмитта". С расстояния 150 метров дал очередь из пушки и пулеметов. Сбитый "мессер" врезался в землю.

К самолету Губича привязалась пара Ме-109, пытаясь зайти в хвост его самолета. Губич мгновенно развернулся и пошел в лоб одному из них. Стреляя, приближался к врагу. Тот хотел отвернуть, но не успел. Сбитый таранным ударом, он развалился и пошел к земле.

"Яковлев", хоть и был поврежден, но в опытных руках продолжал полет. Надо было уходить, но другой Ме-109 зашел снизу и дал очередь. Самолет Губича загорелся. "Мессер" питался его добить, но затем развернулся и ушел. Владимир покинул горящий самолет с парашютом. Приземлившись, не мог определить, на чьей территории он находится. Не было сил собрать парашют. Пошел в лес, падая от усталости.

Голодный, исхудавший, в течение месяца бродил он по лесу, искал своих. Ранней весной лес не мог его накормить, а то, что он мог найти, едва поддерживало в нем жизнь.

В это время воины Красной Армии надели погоны, но Губич об этом не знал. В лесу появилось человек двадцать в погонах. Он подумал, что это немцы. Те его тоже заметили и начали окружать. Пистолет был с ним и Владимир решил отстреливаться, оставив последний патрон для себя. Однако, поведение окружающих показалось ему странным, они не походили на немцев. Те тоже поняли, что это свой и стали кричать, чтобы не стрелял.

Встреча со своими была трогательной. Его увезли на санях. Через двадцать дней он прибыл в Старый Оскол, где его уже ждали товарищи, приехавшие за ним. В полку он лечился и окреп.

 

Полк убыл на переформирование, а в июле уже воевал на Белгородском направлении.

 

* * *

 

К сожалению, очень мало сейчас в живых тех летчиков, кто принял на себя удар в самый трудный период войны. Нет и Владимира Губича. Он погиб после войны. Его мотоцикл столкнулся с грузовой автомашиной.

И сейчас вижу, как живого, Володю Губича - худощавого, белокурого, с залысинами на лбу, с голубыми умными глазами, очень добродушного и хорошего товарища.

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.