Екатерина Николаева

Мои воспоминания

Сувиров Виктор Иванович - герой Советского Союза. За время войны совершил 200 боевых вылетов, сбил более 30 самолетов противника. За это советское правительство наградило его орденом Ленина, тремя орденами Боевого Красного Знамени, орденами Великой Отечественной войны 1-ой степени, Красной Звезды, Александра Невского и медалями. Указом Президиума Верховного Совета СССР (13 апреля 1944 г.) удостоен звания Героя Советского Союза. Он родился в 1919 г. в селе Мурмино. Член КПСС с 1942 г. С детских лет жил в Москве. Окончил семилетку, затем ФЗУ, работал на заводе "Красный Пролетарий". Без отрыва от производства обучался в аэроклубе Ленинского района столицы. Добровольно поступил в военную школу летчиков и досрочно окончил ее. Участник боев на Халхин-Голе. На фронтах Великой Отечественной войны с апреля 1943 г.

 

Трудилась до войны на "Красном Пролетарии" большая семья Сувировых. А основателем этой династии был Иван Сергеевич Сувиров - революционер-большевик, один из организаторов забастовок рабочих в годы царизма. Пришел на завод после семилетки и его сын Виктор. Здесь он закончил ФЗУ и был назначен в цех наладки. Быстро и хорошо освоил токарное дело. Но ему мечталось о небе, о распластанных крыльях самолета. И он поступил в аэроклуб. Днем - работа на заводе, вечером - занятия по аэродинамике, конструкции самолета.

А на Западе в те годы все больше сгущались грозовые тучи. Героически сражался с фашистами народ Испании. И все чаще Виктор Сувиров говорил себе: "Я должен стать военным летчиком". Мечта его сбылась. Он поступил в военную школу летчиков и досрочно окончил ее. Младшего лейтенанта направили служить в один из дальних гарнизонов.

Стояло жаркое лето 1939 года. Шли бои с японскими милитаристами в районе реки Халхин-Гол. В начале августа перед эскадрильей майора Попова была поставлена задача прикрыть наземные войска от ударов бомбардировочной авиации противника. В воздух поднялись 12 истребителей. Среди них и машина 20-летнего Виктора Сувирова. До этого дня он оттачивал свое мастерство в учебных полетах. И вот в первый раз поднялся, чтобы вступить в смертельную схватку с настоящим врагом.

Вскоре появилось 30 самолетов противника. Начался бой. Он проходил на разных высотах. Боевой порядок самолетов рассыпался. Находясь в среднем эшелоне, Виктор заметил внизу японский И-97, заходящий в хвост нашему истребителю. Не теряя ни секунды, Сувиров сделал разворот со снижением и пошел на выручку товарищу. Еще мгновение - и будет поздно. Сувиров дал форсаж и настиг противника. Отчетливо были видны красные дуги на серебристых крыльях. В прицеле кабина пилота. Длинная очередь - и вражеский самолет загорелся.

Это была первая победа молодого летчика. Над монгольскими степями он совершил десять боевых вылетов, в воздушных схватках сбил два самолета противника, один лично и один в группе.

Дальний Восток явился его первой серьезной школой. Там воспитывалась воля, заклялись нервы. Продолжая службу в армии здесь же, на Дальнем Востоке, он стал членом Коммунистической партии. В апреле 1943 года командир эскадрильи старший лейтенант Виктор Сувиров прибыл на Северо-Кавказский фронт. В те дни здесь шли ожесточенные наземные и воздушные бои. В небе над побережьем Черного моря слышались беспрерывный гул моторов, стрельба из пулеметов, пушек.

В первых числах у станицы Крымской шли ожесточенные бои. Эскадрилья в полном составе вылетела в район боевых действий для прикрытия наземных войск. За линией фронта летчики увидели двадцать "юнкерсов" и столько же "мессершмитов", державших курс на Крымскую. "Атакуем бомбардировщики!" - скомандовал Сувиров по радио.

Вспыхнули два "юнкерса", затем еще два. В бой вступили "мессершмиты". Фашисты свирепели. Одному из них удалось подкрасться к лейтенанту Барабанову и дать прицельную очередь. Задымил двигатель. Сувиров приказал ведомому выйти из боя и вести самолет к своим через линию фронта. Барабанов выполнил приказ и стал скольжением самолета сбивать пламя. Но оно зловеще ползло к кабине и бензобакам. Сувиров понимал - взрыв неминуем. Он с тревогой посмотрел вниз: совсем рядом нейтральная полоса. Передал по радио: "Двенадцатый", немедленно прыгай, прикрою!"

Лейтенант оттолкнулся от кабины, рванул кольцо парашюта. Над головой раскрылся белоснежный купол. Оглянулся и вдруг увидел два "мессершмита", державшие курс в его сторону. "Неужели все?" - горько подумал летчик. Но что это? "Мессеры" вдруг исчезли. И тут Михаил увидел самолет своего командира.

Приземлился он на нейтральной полосе. Из окопов повыскакивали фашисты и бросились в его сторону, намереваясь взять в плен. Но капитан Сувиров, продолжая прикрывать своего ведомого, вновь попавшего в опасность, открыл пулеметный огонь и прижал гитлеровцев к земле. На выручку бросились наши пехотинцы и спасли Барабанова.

В этот день эскадрилье капитана Сувирова сопутствовала удача. В неравном бою было сбито тринадцать вражеских самолетов, а потерян лишь один.

Это было весной 1944 на 4-м Украинском фронте. Эскадрилье капитана Сувирова поставили боевую задачу: вести "свободную охоту" и уничтожать вражеские транспортные самолеты и плавучие средства, идущие в Крым (тогда Крым находился еще в руках гитлеровцев).

И вот Сувиров и его ведомый Барабанов в полете. Выбрав в западной части аэродрома наиболее плотное скопление бомбардировщиков, советские истребители с небольшим углом вошли в пикирование и открыли огонь. От прямых попаданий снарядов сразу вспыхнули три "юнкерса". Однако в момент выхода из атаки наши летчики подверглись сильному обстрелу крупнокалиберных зенитных пулеметов. Чтобы не попасть под их огонь, истребители "прижались" к земле, еще раз пронеслись рядом с аэродромом и вскоре уже были вне опасности.

Пролетая вдоль железнодорожной линии Николаев-Снегиревка, летчики с ходу атаковали эшелоны, пушечными снарядами разбивали паровоз и взорвали две цистерны с горючим. Примерно через 15 километров заметили еще один эшелон и повторили штурмовку. Снова успех: с первого же захода загорелись паровоз и три цистерны. Затем, пройдя на бреющем полете вдоль шоссе, по которому двигалась колонна вражеских грузовиков с пехотой, летчики подожгли несколько автомашин. На обратном пути Сувиров несколькими снарядами взорвал крупный склад боеприпасов гитлеровцев.

Это был на редкость удачный боевой полет. Такое не часто выпадало на долю даже опытным летчикам. Фронт уходил все дальше и дальше на Запад. Новые аэродромы, небо, прошитое вдоль и поперек трассами снарядов и пуль. Нескончаемые бои, которые шли уже на подступах к Берлину. К тому времени майор Сувиров был уже в должности заместителя командира полка.

Как-то над аэродромом полка появился фашистский истребитель.

- Разрешите поохотиться! - попросил Сувиров у командира полка.

- Давай, - согласился подполковник Н.В.Исаков.

Майор немедленно взмыл в воздух, на бреющем полете ушел в сторону, набрал высоту и осмотрелся. Противника не было видно. По радио передали: "мессершмит" ушел в облака и больше не показывался. Патрулируя в районе аэродрома, летчик несколько раз запрашивал обстановку. Но в воздухе все было спокойно. И вдруг ему сообщили, что курсом 90 градусов идут вражеские бомбардировщики. Вскоре в промежутках между двумя слоями облаков, несколько выше себя, Сувиров ясно увидел девять точек. Увеличив скорость он немедленно пошел на сближение с противником и с короткой дистанции открыл огонь. Самолет противника вспыхнул и скрылся внизу в облачности... А несколько дней спустя, выполняя задание по прикрытию наземных войск, четверка истребителей под командованием Сувирова встретила шесть "фокке-вульфов", и на этот раз атака была удачной. Два вражеских самолета, оставляя за собой шлейф дыма, рухнули на землю. Остальные, беспорядочно побросав бомбы, скрылись в небесах.

После войны Виктор Сувиров был направлен на лечение в Москву. Перенес 11 операций - сказались последствия предыдущих ранений. Казалось, что ему уже не вернуться в авиацию. Но железный организм и на этот раз победил. После лечения он по предложению командования принял новый для себя авиаполк, который за короткое время стал передовым. А спустя еще некоторое время его избрали депутатом в Верховный Совет СССР.

Окончив Военно-воздушную академию, Сувиров несколько лет обучал молодых летчиков боевому мастерству. Но полученные на войне ранения и перенесенные операции все чаще и чаще давали о себе знать. И в 1958 году он был вынужден уволиться в запас.

Последующие годы он жил в городе Краснодаре и работал во дворце Пионеров. Он умер в 1988 году.

 

В моей семье дедушку любят, помнят и чтят. Мне много о нем рассказывали, говорили о его победах, подвигах. И хотя я не очень хорошо его помню, кажется, что он жив, что я знаю его таким, каким он был, что он рядом. Все это потому, что мы храним многие его вещи. А вещи могут рассказать о человеке больше, чем близкое знакомство с ним. Мы бережно храним все его фотографии, книги, в которых о нем написаны очень хорошие отзывы, статьи, вырезки из газет, в которых рассказывается о нем. Сувиров Виктор Иванович был замечательным человеком, его многие знают, помнят. Его боевые товарищи восхищались им, он был примером для многих. Такие люди, как он, не часто встречаются. Я горжусь тем, что я его внучка. Трудно передать словами то чувство гордости, которое я ощущаю, когда беру в руки книги и читаю заметки о своем дедушке, когда в дрожащих руках держу плакат, призывающий выбрать его в Верховный Совет. Говорят, человек будет жить, пока его помнят, значит, Сувиров Виктор Иванович будет жить очень и очень долго.

 

 

 

  • В.И.Сувиров

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.