26.02.1940 г. 12 часов пути из-за линии фронта

26.02.1940 г. произошел инцидент с экипажем в составе пилота сержанта Унто Оксалы (Unto Oksala), штурмана лейтенанта Платана (Platan), стрелка ст. лейтенанта Хиттинена (Hyttinen). Они взяли на борт дополнительного пассажира - ученика-механика Йаатинена (Jaatinen), который напросился в полет.

"Бленхейм" (бортовой номер 119) взлетел в 06.10 по маршруту Йоронен - Туулос - Виируккалампи (Joroinen - Tuulos - Viirukkalampi). Цель вылета: визуальная разведка и бомбардировка наступающих колонн от Олонеза (Olonez).

Поскольку температура была ниже -30 град. C, Оксала управлял двигателями с большим вниманием чем обычно - как будто что-то предчуствовал. Но он ничего не сказал штурману, пилот обычно делало свою работу самостоятельно и без разговоров.

"Бленхейм" приблизился к Туулосу на высоте 5000 м. Стрелок сообщил, что инверсионного следа нет. Это было хорошей новостью. Каждый знал, что оставление следа инверсии заканчивается нападением истребителей противника. Некоторые авиаторы назвали след инверсии самолета смертельным следом.

К Туулосу они пошли с небольшим снижением. Штурман потребовал держать высоту 1500 м для визуальной разведки.

"Бленхейм" достиг цели спокойно, посты воздушного наблюдения противника не привели в готовность зенитную артиллерию. Это позволяло проводить разведку без противозенитных маневров. Платан был занят, каждая дорога имела оживленное движение повозок и грузовиков. Казалось, что колонны главным образом направлялись в Сальми (Salmi) после ночного марша. В центре деревни даже образовалась небольшая пробка.

Лейтенант Платан решил бомбить центр деревни Сальми, посчитав его самой жирной целью. Не было никакого ветра, и Оксала вышел на боевой курс по главной дороге через деревню. Штурман сбросил бомбы, первые поразили группу грузовиков, вторые - центр загрузки транспорта, а остальная часть бомб разбила некоторые здания рядом с дорогой.

В те дни возвращение над Ладогой стало опасным из-за советских истребителей. Авиаторы решили пойти на хитрость и возвратиться другим маршрутом над лесами.

"Бленхейм" набрал высоту при отходе от Сальми, и скоро высотомер показал 3800 м. Все было хорошо, как вдруг послышался странный шум в районе хвоста. Пилот и штурман смотрели на друг друга: возможно стрелок проверял свой пулмет. Иногда стрелок обстреливал наземные войска противника, но сейчас было слишком высоко для этого.

Грохот усилился: снизу фюзеляжа прогремел взрыв, разбрасывая клочья обшивки и радиооборудования вокруг.

Штурман кричал: "истребители, вниз!", но Оксала уже отжал штурвал, и они спикировали вертикально вниз. Обычно этого было достаточно, чтобы избавиться от врага, но не теперь. Вероятно, группы истребителей были на разных высотах. Другой взрыв поразил пикирующий бомбардировщик и особенно правый двигатель. Он загорелся, а с ним и правый топливный бак в крыле!

Оксала видел, как маленький синий огонь превратился в огромное пламя, достигающее хвоста "Бленхейма". Пилот спокойно сказал штурману:

- Теперь повреждено и наше управление - руль и элероны не отвечают.

Едва он произнес эти слова, очередным взрывом разнесло приборную доску в щепки. Это был последний взрыв: очевидно пилоты противника полагали, что бомбардировщик был обречен.

Земля приблизилась пугающе быстро. Оксала обнаружил, что горизонтальный руль также был зажат, потому что самолет сначала вообще не реагировал на управление. Штурман попробовал открыть аварийный люк, но из-за большой скорости пикирования не смог этого сделать. Когда же люк поддался, Платан понял, что выброситься из пикирующего "Бленхейма" не получится.

Пилот всеми силами навалился на штурвал. Наконец, ему удалось восстановить управление самолетом, но тот мучительно медленно выходил из пикирования. Самолет вышел из пике, но высота была слишком мала, чтобы воспользоваться парашютами.

Оксала сумел посадить самолет на маленьком болоте, покрытом редкими сосенками и толстым слоем снега. Едва самолет остановился, все четверо помчались прочь от горящих обломков.

Удача сопутствовала им, ни один из членов экипажа не был ранен. Было бы невозможно эвакуировать раненного человека из-за линии фронта.

"Бленхейм" горел на болоте, извергая огромный столб черного дыма. Летчики должны были торопиться, чтобы избежать патрулей противника. Их продвижению препятствовал снег, который в лесу доходил по пояс. Они должны были менять "лидера" каждые 10 метров - это было максимум, на что был способен человек.

Случайно они набрели на брошенную хижину лесника и нашли две пары старых лыж под складом. Используя лыжи, летчики значительно увеличили скорость продвижения.

Заслышав звуки перестрелки, летчики отклонились, чтобы избежать обнаружения врагом. Они должны были остаться незамеченными, чтобы суметь проскользнуть через линию фронта.

После очередного обхода они наткнулись на небольшую дорогу, используемую для снабжения войск. Они проследовали вдоль нее и увидели группу укрытий, рядом с которыми они замаскировались и осмотрелись. Оказалось, что эти позиции были заняты финскими отрядами. Не в первый раз Антти Платану пришлось доказывать принадлежность экипажа к финской авиации. Благодаря армейским коммуникациям удалось передать по телефону сообщение на авиабазу Йоронен. Радость вспыхнула на базе, поскольку "Бленхейм" с экипажем был уже списан.

Когда спрашивали, что было самой трудной частью аварийной посадки горящего "Бленхейма", Оксала сказал, что самой большой проблемой было уберечься от повреждений, снижая самолет так, чтобы огонь не опалил фюзеляж, а был направлен к концу правого крыла. Если бы самолет имел крен или скользил налево, огонь опалил бы экипаж самолета в воздухе. Оксала добился желаемого результата. Все же мл. лейтенант Хиттинен был как будто в духовке, несмотря на то, что огонь не касался фюзеляжа.

- Я мог добавить к моей истории то, что, когда мы вернулись в Йоронен, ученик-механик Йаатинен спрашивал в подавленном настроении, всегда ли вылеты проходят подобным образом? Я попробовал быть юмористом и сказал, что обычно они немного попроще, но этот был сделан по специальному заказу для боевого крещения.

Официально этот инцидент был позже упомянут следующим образом:

"Относительно достижений Оксалы в Зимней Войне следует отметить боевой вылет 26 февраля 1940 г., в котором вражеский истребитель неожиданно поджег один двигатель самолета Оксалы, а также повредил управление. Благодаря самообладанию Оксала справился с критической ситуацией, посадил трудноуправляемый самолет во вражеском тылу. Под его руководством экипаж был спасен после 12 часов пути до своей территории."

 

© Текст: Ossi Juntunen

© Перевод: Василий Харин

 

 

Источники информации:

Joppe Karhunen (in several books)

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.