Сержант Сатоши Анабуки сбивает три В-24 и Р-38

 

Анатолий Скляренко

 

Сатоши Анабуки служил, в основном, в 50-м полку (Сентай) и стал самым результативным асом Императорских японских армейских ВВС во Второй Мировой войне. Он воевал на Бирманско-Индокитайском ТВД вплоть до ранения 8 октября 1943 г. После своего возвращения в Японию в 1944 г., он продолжал сражаться в компаниях по обороне метрополии, и окончил войну с 36-54 сбитыми вражескими машинами на своем счету. Анабуки был первым солдатом в истории Императорской японской армии, персонально отмеченным за заслуги еще при жизни.

8 октября 1943 г. сержант Сатоши Анабуки в 12.15 поднялся с Мингаладона на перехват группы В-24, летящей по направлению к Рангуну. Его вылет задержался почти на пять минут из-за проблем с двигателем и он долго пытался догнать три других Хаябусы из его эскадрильи (чутая), которые взлетели до него. Небо в этот день было туманным, и когда Анабуки едва увидел догоняемые Ки-43, они исчезли в дымке. Выискивая свои самолеты, он внезапно встретился с группой В-24, на перехват которой они вылетели.

В-24 явно уклонялись от бомбардировки конвоя в лагуне Рангуна. В первый момент Анабуки был разочарован, что не сможет предотвратить бомбардировку, но вскоре понял, что к чему. Восемь Хаябус предположительно прикрывали конвой. Три других, впереди него, набирали высоту в направлении цели. Почему они не атаковали В-24? И было странно, что все бомбардировщики не имели повреждений после стычки с одинадцатью истребителями? Он предположил что ни один из Хаябус не обнаружил в тумане цель, но одновременно с размышлениями он быстро приближался к врагу. Если он был единственным, кто видел врага, то должен был сделать что-то в одиночку.

Анабуки сбросил свой подвесной бак и пытался передать по радио об обнаружении противника, но как обычно радио не работало. Он летел на высоте 5500 м, а враг на 500 м ниже. Одинадцать В-24 шли группами по пять, три и три самолета. Анабуки осмотрелся в поисках экскорта, и увидел два Р-38 справа выше бомбардировщиков. Он отметил что Р-38 были абсолютно беспечными и летели поодиночке, по прямой линии. Ни один из Хаябус не приближался, и Анабуки, видя себя в великолепной позиции для атаки, перевел свой самолет (названный "Кимиказе" в честь его жены Кимико) в пикирование по направлению к врагу.

Р-38 продолжали держаться прямой линии. Атака сюрприз! Он открыл огонь и прошил кабину одного из Р-38 зажигательными пулями. Анабуки продолжал атаковать и стрелять до предельного сближения с Р-38, после чего отвернул. Оглянувшись, он увидел тянущийся за Р-38 шлейф горючего. Р-38 пошел вверх, делая петлю, но достигнув вершины стал падать к земле. Заняв позицию позади оставшегося Р-38, Анабуки выпустил очередь, но пилот Р-38 был опытен. Он стремительно увернулся и ушел вниз. Анабуки знал, что на пикировании он не поймает Р-38 и только проводил его взглядом. Анабуки передохнул и осмотрелся, увидев что Р-38 продолжая пикировать с шлейфом дыма, врезался в холм на берегу реки Янгун.

После этого Анабуки продолжил преследование В-24, осматриваясь в поисках других истребителей экскорта. Казалось, что два Р-38 были единственным экскортом, и теперь можно было атаковать бомбардировщики. Он знал из опыта: чтобы сбить большой В-24 слабым вооружении Хаябусы, он должен был занять позицию выше цели и в глубоком пикировании обстреливать ее все время до минимального сближения. На эту цель ему потребовалось бы сто - сто двадцать 12,7 патронов. Анабуки стал занимать позицию выше и правее вражеских самолетов, начиная их догонять. Когда вражеская группа оказалась около 1200 м левее и ниже его, он повернул влево свой "Кимиказе" и начал атаку с пикирования. В пределах 700 м от цели Анабуки стал стрелять короткими очередями, корректируя прицел, снижаясь почти вертикально. В 400 метрах В-24 был полностью в пределах досягаемости пулеметов Хо-103 его Ки-43. Анабуки описывает свою атаку так:

"Все что я видел - это враг. Я пикировал в направлении темных джунглей. Жить или умереть, не имело тогда значения. Если боги все еще нуждались во мне, то не позволили мне умереть. Я видел лицо своей матери. Мне казалось я слышал ее крик: "Вперед Сатоши, вперед!" Я думал о том, что какой сильной женщиной была моя мать. Я думал, что должен быть таким же сильным. Дистанция все более сокращалась. 300, 200, я видел как мои пули исчезали внутри гигантского В-24. Продолжаю сближение. 150, 100. Я выпустил последнюю очередь.

Вражеский оборонительный огонь был жесток. Их группа тонула в клубах пулеметного дыма, льющихся пуль и очередей, но я знал, чем дольше я нахожусь под таким углом, они не поразят меня. Из корня крыла моей цели вырвался белый дымок. Одновременно с моей стрельбой белый дым все увеличивался и увеличивался. Едва не столкнувшись, я отвернул влево назад от врага, продолжая вертикально пикировать. Около пятидесяти пулеметов вели огонь по мне, но ни одна пуля не попала в меня, когда я быстро выходил из зоны поражения."

Занимая позицию для следующего захода на группу В-24, Анабуки видел, как только что атакованый В-24 в клубах черного дыма заваливается на крыло. Экипаж бомбардировщика повыпрыгивал до того, как он вошел в штопор. Только Анабуки начал второе пикирование, он заметил очередь, прошедшую у его левого крыла. "Р-38!" Он понял, что ушедший на пикировании Р-38 вернулся за ним. Анабуки ускользнул от первой очереди, введя самолет в крутой правый вираж, но в следующий момент страшный удар едва не ударил его о приборную панель. У него перехватило дыхание от шока, он чувствовал боль где-то в левой руке, но продолжал круто разворачиваться, избегая дальнейших попаданий. Р-38, по видимому, торопился покончить с поврежденным Ки-43 и начал поворачивать вместе с более маневренным самолетом. Анабуки знал, что вскоре враг осознает свою ошибку, оторвавшись на пикировании, но его тяжелый истребитель можно было поймать на входе в него. Именно в момент выхода врага из виража Анабуки повернул свой самолет и Р-38 оказался перед ним. "Кимиказе" был теперь примерно в 30 метрах позади Р-38. Короткая очередь попала в левую балку вражеского истребителя и он задымил, но из Р-38 выплеснулось масло и расплескалось по фонарю Анабуки и заблокировало его обзор. Когда Анабуки увидел Р-38 снова, тот пикировал прочь и он не стал преследовать противника.

Убежденный, что Р-38 больше не вернутся, он глубоко вздохнул и анализировал повреждения. Левая рука Анабуки была поражена, он истекал кровью и чувствовал себя плохо. Он также осознавал, что вдыхает пары бензина, заполнившие кабину. Перевязав руку своим шарфом, он остановил кровотечение, с мутным сознанием из-за бензина и потери крови. Несмотря на это он начал второе пикирование в направлении бомбардировщиков. В этой атаке он удачно подбил В-24, двигатель которого задымился. В конце концов он задымился, и начал скольжение, но Анабуки видел, как пилот пылающего В-24 выровнял его полет на время, пока экипаж покинет самолет. Однако удалось увилеть лишь два парашюта до того, как бомбардировщик вошел в долгое пике, из которого не возвращаются.

Во время второй атаки Анабуки обнаружил, что его двигатель поврежден и работал с перебоями. Казалось, его вот-вот заклинит. Он вдохнул глоток газа и боль в раненой руке усилилась. Однако Анабуки начал второй заход на бомбардировщики. Он обьясняет почему.

"В этой точке мой разум был поглощен мыслью, что сегодня бой окончен. Я почти развернулся назад на базу и бросил последний взгляд на группу В-24, которая, как я думал, была слишком далека для преследования. Но тем не менее! Бомбардировщики, казалось, замедлились, чтобы прикрыть своих товарищей от моих атак и все еще находились в пределах досягаемости для моих атак.

Оглядываясь назад, я осознаю всю безрассудность этого, но я начал занимать позицию для следующей атаки, несмотря на мое ранение и повреждения самолета. Боль и газ давили на мое сознание, а зрение ухудшалось. Рука плохо слушалась меня, стянутая шарфом, перекрывавшим циркуляцию крови. Но одна мысль господствовала над моим блеклым сознанием: если враг в пределах досягаемости, летчик-истребитель должен атаковать. В противном случае я бы опозорил кровь своей семьи. Лицо моей матери снова вернулось. Идя в бой я должен был иметь в виду честь моих потомков. Мама, прости меня! Тогда я думал, что слышу ее голос: "Атакуй, Сатоши, и дорога будет открыта." Я не раскаивался. Враг был передо мной. Я должен был только атаковать.

Я медленно набирал высоту, занимая позицию для атаки. Все о чем я думал, было: "Атаковать, атаковать!" Во мне говорил безрассудный боец, я не думал о смерти. Я боролся, чтобы не потерять сознание и атаковать врага сколько смогу. Боль в левой руке не чувствовалась. Я развязал шарф с нее. Когда рана открылась, боль усилилась, рука кровоточила."

Анабуки стал атаковать, стреляя с дистанции и регулируя прицел как обычно, но когда сблизился на растояние эффективного поражения у него закончились боеприпасы. Он ушел в сторону и резко рванул вверх, набирая снова высоту В-24.

"Если бы я был в нормальном состоянии, то положился бы на свои крылья и возвращался назад, а им пожелал удачи, но в моем сознании было только преследовать и уничтожить врага. Я почти терял сознание от бензина и ранения, моя рука кровоточила и не было боеприпасов. Все эти негативные факторы навалились на меня, но все что было в моей голове - это существование мощного врага передо мной. Я был полностью захвачен одним из инстинктов летчика-истребителя: духом истребления.

В этот момент я был, возможно, справа выше врага. Несмотря на отсутствие патронов, рефлексы сработали лучше меня и я инстинктивно перевел самолет в пикирование. Однако, начав пикирование непосредственно над целью вне зоны поражения, со снижением сокращался угол пикирования и я стал представлять идеальную цель для вражеского заднего стрелка. Как только враг открыл огонь, я начал маневрировать, чтобы представлять наименее возможную цель для врага, и атаковал. Как я и ожидал, перед моим лицом встала стена огня, и мой самолет вздрагивал, когда их пули попадали в него. Но что еще хуже, тяга двигателя упала, угол пикирования уменьшался, приводя к тому, что пропеллер вибрировал и бросал самолет в стороны.

Я был одержим уничтожением врага. Я, несомненно, тараню бомбардировщик. "Получай! Янки!" Я потянул вверх, но возможно слишком резко, и в следующий момент мой самолет нацелился в центр фюзеляжа третьего самолета левой группы.

Хотя я намеревался таранить его, я инстинктивно дернул ручку управления, чтобы избежать аварии. В следующий момент страшный удар потряс меня с громким грохотом и я только глупо наблюдал как мой винт вгрызается во вражеский правый киль всеми 1130 л.с. Теперь я не мог ничего сделать. Как будто самолет контролировался какой-то гигантской силой извне. Я только наблюдал, прижатый к сиденью.

Следующее, что я осознал, это то, что крыло "Кимиказе" ударило по вражескому рулю высоты. В результате сильного удара вражеский руль высоты переломился, и мой самолет развернуло почти на 45 градусов влево и отбросило прямо на вражеский фюзеляж.

Наверное, враг удивился, как и я. В злобе мой самолет продолжал разъедать фюзеляж В-24 и остановился вблизи эмблемы США. Думаю это длилось мгновения, но для меня это длилось долгое время. Пока я был сверху врага, они не стреляли в меня. Я видел их удивленные лица в турелях и окнах. Они, возможно, не стреляли потому, что я был слишком закрыт, но я был страшно встревожен не поэтому. Я переживал, что таким способом попаду на их базу!"

Почувствовав тревогу Анабуки, "Кимиказе" соскользнул с бомбардировщика и начал падать. И, несмотря на то, что Анабуки думал что это конец, самолет перешел на планирование и он смог запустить двигатель. Он направил дико вибрирующий самолет к береговой линии и совершил вынужденную посадку. Несмотря на ранение, он спасся и вернулся на базу пятью днями спустя.

Подвиг Анабуки был описан кореспондентом газеты Йомиури, Эйдзи Судзуки, и имя Анабуки получило широкую известность. Ему фактически приписали второй Р-38, но как он говорил, он не рассматривал его как сбитый. Высшее командование отдало распоряжение, чтобы сохранить летчика во чтобы то ни стало, и он был немедленно отстранен от полетов до перевода в Японию для преподавания в тренировочной школе летчиков-истребителей в Акено.

 

Источники:

1. Soku no Kawa, Satoru Anabuki, Kojinsha

2. Samurai no Tsubasa, Eiji Suzuki, Kojinsha

3. Famous Airplanes of the World ј65, Bunrindo

4. Nippon Gunyoki Kokusen Zenshi Vol.1, Minoru Akimoto, Green Arrow Publications

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.