12.12.43 г. Трагический перелет Ли-2

12.12.1943 г. пришел приказ 1 ад дд перебазироваться на полевой аэродром в района Левашово под Ленинградом.

На разведку маршрута и обеспечение приема самолетов полка на новом месте под Ленинградом вылетел Ли-2 102 ап дд лейтенанта Г.С.Козовякина. Кроме экипажа, на борту были помощник начальника штаба полка по оперативной части капитан А.Д.Коробов и восемь наземных техников. В течение всего полета до Ладоги экипаж поддерживал связь с КП полка. Потом связь оборвалась.

Лишь много позже стала известна судьба экипажа и пассажиров.

Когда Ли-2 под номером 16 взлетел и взял курс в район Левашово под Ленинградом, вначале ничто не предвещало беды. Погода выдалась сложная. До самого Волхова пришлось идти в такой плотной облачности, что порой не видно было концов крыльев. Болтало. Потом небо прояснилось, их заметили советские истребители, проводили до Ладожского озера и попрощались. Снова набежали тучи.

Чтобы не сбиться с курса, Козовякин решил идти под нижней кромкой облаков. Но снежные заряды, налетавшие раз за разом, все же снесли их влево от Ладоги. Когда Ли-2 выскочил к аэродрому, они вначале ничего не поняли: люди внизу почему-то стали разбегаться. И лишь когда по ним ударили зенитки, стало ясно — самолет над вражеской территорией.

Козовякин круто заложил вираж, развернул машину на обратный курс, но было поздно. Слева подошел истребитель, и летчик показал большим пальцем вниз, дескать, надо садиться на финский аэродром. М.Я.Клинов, воздушный стрелок, ударил по нему из крупнокалиберного пулемета, но очередь словно захлебнулась. Когда к пулемету пробрался М.И.Коротков, инженер по вооружению, помочь Клинову он уже не мог. Прошитый вражескими пулями, тот висел на ремнях, а пулемет был разбит. Все попытки достать истребитель из боковых ШКАСов оказались тщетными. Он зашел сзади и из всех пулеметов ударил по пилотской кабине. Были ранены штурман Доценко, Коробов, стрелок-радист Таранец, Коротков, Козовякин, техник самолета Плаксин.

Загорелся левый двигатель. Они упали в лес за Ладогой в районе Раквелла. Из горящей машины выбирались кто как мог. Последним ее оставил техник по приборам И.Г.Хвиюзов. Он вытащил тяжелораненого Короткова через заднее окно пулеметной установки. Уйти в лес они не успели. Финны взяли их в плен. Привезли в какой-то дом, а вскоре туда же доставили Таранца, Коробова, тяжелораненого Доценко. Уйти не удалось никому. К утру в плену были командир экипажа Г.С.Козовякин, второй летчик Д.А.Матвеев, борттехник П.П.Баютин, комсорг полка П.Е.Ходаков, механик по радиооборудованию В.М.Филиппов, механик по вооружению И.М.Черепанов, авиамеханик И.Н.Плаксин, моторист И.Е.Виноградов, техник по спецоборудованию В.М.Иванов.

Через несколько дней их разделили. Андрея Коробова и Михаила Короткова отправили под город Турку, в политическую тюрьму, в камеру на двоих. Вскоре после допроса тяжелораненый Коробов, которому требовалась операция, не приходя в сознание, умер. Смерть в плену нашли штурман Иван Яковлевич Доценко и стрелок-радист Иван Иванович Таранец. Остальных перевезли в лагерь под Хельсинки, где они и дождались поражения Финляндии.

Трое вернулись в полк: Д.А.Матвеев, М.И.Коротков и П.Е.Ходаков. Г.С.Козовякин пропал без вести. Остальных война раскидала по другим частям.

 

Источники информации:

1. Горностаев Н.М. Мы воевали на Ли-2. — М.: Молодая Гвардия, 1990.

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.