02.42 г. Драматический вылет на блокировку аэродрома

В феврале 1942 г. экипаж Ил-4 А.И.Вихорева из 750 апдд выполнял задачу по блокировке аэродромов противника в районе Орши. Штурманом экипажа был К.П.Иконников: "Во время полета на блокировку аэродромов заметили He-111, идущий с зажженными огнями параллельным курсом и чуть выше нас. И на нем нас увидели, начали пушку в нашу сторону поворачивать. Потом мигнули АНО. Что делать? У нас АНО – тоже красный и зеленый, только светят несколько по-другому. Быстро мигнули своими АНО, чтобы на "Хейнкеле" ничего не поняли, смотрим – немцы пушку отворачивают, ставят вертикально. Ну, и мы тоже оружие вертикально ставим." He-111 вышел к аэродрому Орша и стал заходить на посадку. Ил-4 пристроился к нему, и, пока были включены посадочные прожектора, сбросил две бомбы на стоянку самолетов. "Вдруг вижу, мне в прицел лезет дом. Сбросил две бомбы. ФАБ-100 и ФАБ-250. "Сотка" упала у торцевой стены, а 250-килограммовая попала в центр дома, и этот дом раскололся вдоль: одна стена упала, а другая осталась. Потом оказалось, что в этом здании был профилакторий, и около 300 немцев мы там уложили. Когда освободили Оршу, ходили на городской стадион, где их похоронили. Над могилами солдат стояла небольшие кресты, а посередине – здоровенный крест, их командир, майор такой-то".

После столь успешного бомбометания, пролетая вдоль шоссе, командир корабля Вихорев решил проштурмовать двигавшуюся от Смоленска на Рославль автоколонну и дал команду стрелкам вести по ней огонь. Это решение имело роковые последствия: пулеметные трассы заметил ночной истребитель Bf-110. "Он атаковал нас; очередью пробило бензобак 1-й группы, что сзади летчика, горючее хлынуло в пилотскую кабину и ко мне, дышать стало невозможно. А "Мессершмитт", видимо, увлекся – слишком легкая ему цель попалась. Зимой на фоне снега нас хорошо было видно, да еще луна светила. Он подошел слишком близко, и потому выпустил короткую очередь, а то бы зажег нас, это точно. Прямо перед носом проскочил – я даже кресты на крыльях увидел. Схватился за пулеметы – а, куда там: он ушел в развороте. Командира ранило. Он по горячке сначала этого не заметил, бросил самолет к лесу – скорость была такая, что у меня стекла в кабине вылетели; вывел самолет метрах на семидесяти, и Ме-110 нас потерял. Выровнял – и тут чувствую, что самолет стел каким-то неустойчивым, летчик застонал и говорит: бери, мол, управление". На Ил-4 было предусмотрено двойное управление, и Константин Иконников взял его на себя. Удержать бомбардировщик в горизонтали было непросто – то и дело возникала продольная раскачка. Но как ни тяжело складывалась ситуация, покидание самолета экипажем исключалось: командир находился в полубессознательном состоянии, у воздушного стрелка очередью с "Мессершмитта" были перебиты ноги. С большим трудом, но корабль все же был выведен К.П.Иконниковым на аэродром и посажен на фюзеляж.

 

Источники информации:

1. Раткин В. Боевые друзья. — Мир Авиации, 1994, No. 1.

 

 

Комментариев пока нет Добавить комментарий

 

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.