Василий Васильевич Рязанов

СРЕБРЯНЫЙ ЯКОРЬ НЕБЕС
Жизнь и дела генерала Василия Рязанова

Детство, юность

Родился Василий 25 января (по новому стилю) 1901 года в селе Большое Козино, недалеко от Сормова, рядом с Нижним Новгородом, северная окраина которого почти срослась с Большим Козино, всего два километра между ними.

Василий был первым ребенком в семье. Потом появились еще шесть сестер и братьев. Отец Егор, Георгий, стал работать на лошади. Но это чуть позже. А перед своей свадьбой он только вернулся с военной солдатской службы, где был четыре года. Вскоре началась война с Японией. Его снова забрали на Дальний Восток. Отсюда и любимая песня «Варяг» у Василия. Запали в душу Василия рассказы отца. Василий работал дома по хозяйству чуть ли не с тех пор, как встал на ноги. А с семи лет уже старался как-нибудь хоть немного заработать денег, чтобы помочь вечно голодающей семье. Иногда он работал в местной пивной, подавал пиво, а больше ездил в город за пивом на лошади, - отец часто болел. Хорошо, лошадь была смирной. В девять лет он поступил на местный кирпичный завод, на хозяйской лошади подвозил глину к заводу. Работа была тяжелая, в летнее время от восхода до захода солнца. Зато платили по сорок копеек в день. И заработок сына был больше, чем у отца. Кормильцем семьи становился старший сын.

Когда Василий Георгиевич уже после войны дважды Героем приезжал в родное село, он так же непосредственно, как в детстве, общался с детскими друзьями. Он вообще был лишен зазнайства, высокомерия, показной гордости чем-то внешним. Был простым, непосредственным, внутренне свободным.

Зимой Василий учился. В 12 лет окончил пять классов местной сельской школы, точнее, двухклассное земское училище с пятилетним сроком обучения. Он очень хотел учиться дальше, но не было денег на учебу, и надо было поступать куда-либо на казенный счет. Удалось поступить в высшее начальное училище в уездном городе Балахна. До 1912 года оно называлось Балахнинское городское 4-х классное училище, а в 1912–1917 гг. - Балахнинское высшее начальное училище. Тут важно отметить самопожертвование отца. Хотя Василий денег из дома не брал, - их не было, но семья лишалась работника, а Василий уносил из дома хлеб и картошку для пропитания. Добирался до Балахны часто пешком за 12 верст, зимой, в метель и стужу, нередко в драных ботинках и расползающихся штанах. В 1915 году отца, несмотря на проблемы со здоровьем, снова забрали в армию, на первую мировую войну. Василию едва удалось окончить училище, хотя и учился он прекрасно, был в числе лучших учеников. Но приходилось быть старшим мужчиной в семье, все хозяйство перешло на него. Не хватало времени заготавливать сено, нечем было кормить корову, и Василий ее продал. Единственным источником заработка оставалась лошадь, и все заботы сосредоточились на том, чтобы ее удержать. В конце 1916 года отец вернулся из армии уже совсем инвалидом.

Потом Василий, чтобы заработать для семьи, поступил в местное потребительское общество. Сначала была работа по перетаскиванию тяжестей, затем на него, как на парня грамотного, возложили работу по счетоводству и всю канцелярскую часть. Оттуда он перешел работать в открывшееся почтовое отделение. На почте пришлось работать и в Сормове. Наступил февраль 17-го года. Василий пытался разобраться в событиях.

Василий вступил в Союз молодежи, в котором и работал, совмещая с работой на почте, там он был контролером в сберкассе, - работа ответственная, не дай бог ошибиться или просчитаться. Октябрьские дни застали его в Сормове. В октябре Василий принимает участие в организации Революционного Совета почтово-телеграфных работников, и был избран секретарем этого Совета, хотя был еще 16-летним юнцом.

Наступило лето 1919 года. Василий, чтобы помочь семье, перебрался из Сормова в Большое Козино. Здесь он оказался в гуще общественной жизни села: работал в союзе молодежи, был председателем общества «Народный дом». Во дворе ли, в подворотне, в любом коллективе, - такой закон самоорганизации, - люди сбиваются в стаи, коллективы, выбирают вожака, который затем тянет за собой своих. Такая закономерность синергетики: всегда существует управляющая мода, параметр, человек, в данном случае, подчиняющий себе коллектив, окружение. Но Василий не хотел быть вожаком. Пока он хотел учиться. Его знаний еще не хватало ему. Но пришлось учить других.

Сельская школа в Козине была одной из лучших в уезде. Но в это время она разваливалась, не хватало учителей. Местные жители стали просить Василия поработать учителем. Отдел народного образования назначил его учителем в эту школу. Деревянное здание школы сохранилось до сих пор. Теперь рядом с ним памятник Рязанову, а на стене мемориальная доска о том, что он там работал. В поселке построена другая большая красивая школа, в ней работает музей В.Г. Рязанова, а сама школа носит его имя. В 1981 году женщина, бывшая ученицей Василия Георгиевича, вспоминала, как он приходил на уроки всегда подтянутым, чисто одетым, со всеми, даже самыми маленькими, был вежлив, объяснял материал увлеченно, доходчиво. Е. Сорокин, ставший директором Б-Козинской средней школы в 40-х годах, вспоминал, как он сам учился у Рязанова: «С великим благоговением вспоминаю то время, когда я учился в начальной школе у Василия Георгиевича Рязанова. Помню: скромно одетый, худощавый на лицо, спокойный в движениях, жизнерадостный приходил он в класс и учил нас письму и чтению». Всю жизнь Василий учился сам и учил других.

Учить ведь тоже способ учебы, причем, не худший. Хотя он не был догматиком и начетчиком, воспринимал жизнь творчески, как процесс созидания, в котором не надо держаться за что-то жесткое и нерушимое, а надо создавать правила игры, и играть в нее хорошо. Жизнь он воспринимал как поток, в котором надо плыть в направлении, нужном тебе и родной стране, иногда против течения, а не барахтаться. Учеба понималась Рязановым не просто как накопление знаний, а выход за пределы наличной ситуации, необходимость движения, когда надо не проживать среди застывших представлений и прагматических потребностей, а двигаться, нарушая границы, балансируя над пропастью. Он осознавал, что часто конкретное даже детальное понимание вещей и процессов может быть просто предрассудками культурной традиции, и жить следует, рискуя, но не ради риска, а ради жизни, чтобы не омертветь.

Маршал авиации Ф.А. Агальцов, друг и соратник В.Г. Рязанова, так отзывался о нем: «Рязанов был образованнейшим генералом Советской Армии. Он имел высшее политическое образование, окончил оперативный факультет академии имени Жуковского. И всю жизнь учился сам, учил других и заставлял это делать нас...».

Работал в школе он до конца 1919 года, когда отдел народного образования назначил его внешкольным инструктором. Уком (уездный комитет) партии иногда давал ему поручения инструктировать и сельские ячейки РКП. Тут выяснилось, что он не член партии. И позднее в его жизни с этим вопросом складывалась неоднозначная ситуация. В 1938 году перед арестом его исключили из партии. После освобождения в партии он не восстанавливался, хотя командовал армиями. Только в 1950 году, когда его выдвинули кандидатом в ЦК Украины, оказалось, что формально он не член партии. Срочно восстановили. В 1920 году он был откомандирован в губсовпартшколу, которую он закончил. Потом Василия мобилизовали в армию. Он хотел на фронт, но его не пустили и направили работать лектором-агитатором политического отдела губвоенкомата (погуб).

Есть среди документов В.Г. Рязанова справка, составленная Барановым:

 

Справка

Я, Баранов Алексей Владимирович, член ВКП(б) с 20.4.1917 г., партбилет No.0243431 с завода Красная Этна, г. Горький, подтверждаю, что Рязанов Василий Георгиевич действительно вступил в кандидаты ВКП(б) в 1919 г., и переведен в члены ВКП в мае 1920 г. в Б-Козинской ячейке ВКП Балахнинского района Горьковского края. Лично т. Рязанова знаю с детства, вместе учились с ним в школе. По окончании сельской школы он учился в Балахнинском городском училище. Социальное положение: они бедняки, жили очень бедно. Еще в то время т. Рязанов проявлял исключительную способность и выдержанность.

1.2.36 г.

Член ВКП (б) Подпись. Подпись заверена.

 

В 1921 году его командировали на 2-х годичный курс Свердловского Коммунистического университета в Москву. Тогда продолжительность курса менялась. И если в момент откомандирования она составляла 2 года, то за время его учебы выросла до 3-4 лет. Одновременно со Свердловским университетом в Москве он посещал рабфак и окончил его в течение года. Остальные два года пребывания в свердловском университете Василий свою учебу совмещает с работой. Преподавал на вечерних общеобразовательных курсах, вел пропагандистскую работу в красноармейских частях, был руководом на курсах уездных партработников при ЦК ВКП. Последние полгода с апреля по октябрь 1924 года работал инструктором Сокольнического райкома РКП. И он очень много читает в это время. Читает запоем, почти непрерывно, глотает книги, самые разнообразные, один перечень которых занял бы не одну страницу. Он читал Флоренского, Бердяева, Вернадского наряду с Лениным, Каутским и Марксом.

В Свердловском Коммунистическом университете читали лекции Ленин и Сталин, Троцкий и Бухарин, Тимирязев и Чаянов, отец Андрея Сахарова Дмитрий Сахаров, будущий нобелевский лауреат И. Тамм и много других известных и не очень людей, ученых, политиков. В одно время с Рязановым здесь учились Михаил Кошкин, будущий конструктор танка Т-34, Николай Вознесенский, председатель Госплана СССР, заместитель председателя Совета Министров СССР, расстрелянный в 1950 г., А.С. Щербаков, 1-й секретарь МГК, Сабуров Максим Захарович, заместитель председателя Совета министров СССР, будущий писатель Александр Бек, Владимир Михайлович Киршон, поэт и драматург, один из руководителей РАПП и ВОАПП, башкирский поэт и прозаик Тухват Янаби, Яков Исаакович Серебрянский, агент ОГПУ в разных странах, Капалкин Василий Михайлович, один из руководителей советской военной разведки, будущий генерал, болгарин Иван Винаров, сын генерала Чан Кайши, и еще много других людей, известных и не очень знаменитых, расстрелянных в 30-е годы, погибших на фронте, и умерших персональными пенсионерами. Заочно учился Николай Островский. Как и Рязанов, летчиком после университета стал Ефимов. Горин (Коляда) стал президентом Белорусской академии наук. Гай Туманян стал военным комиссаром 2-го танкового корпуса и членом военного совета 5-й танковой армии. Его вместе с Рязановым и другими направили в армию после университета. Рязанов, много взаимодействующий с танкистами во время войны, встречался и ним, и они вспоминали совместную учебу. Было много будущих наркомов и секретарей обкомов. Политическое образование имели и ставшие друзьями Рязанова во время войны П.А. Ротмистров, Ф.А. Агальцов.

Закончил Василий лекторский курс, который был повышенным курсом Свердловского университета, аналог нынешней аспирантуры, в которую он затем и преобразовался. И так практически всю свою сознательную жизнь: он учился и учил других, закрепляя и применяя при этом полученные знания. Часто он оказывался лучшим и в учебе и в работе, но никогда не зазнавался, - вот эта черта была ему совершенно не свойственна. И у других он не любил напыщенности, гордости своим положением, своими успехами.

По окончании Свердловского университета в 1924 году ЦК РКП вместе с другими товарищами, родившимися в 1901 и 1902 гг., направил его для работы в армию. До этого он 5 лет учился в земском училище, 3 года в городском училище в Балахне, полгода в губернской совпартшколе, год на Рабфаке и 3 года коммунистическом университете им. Свердлова. Оказалось, что ему еще предстоит поучиться уже новому для него делу.

 

Дальше

 

© В.В.Рязанов, 2008 г.

 

Поделиться страницей:  

Помощь проекту


 

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.