Александра Ефимовна Чернаткина

От Кавказа до Берлина

Четвертый Украинский

В конце июня 1943 года 278 авиадивизия в составе 3-го авиакорпуса перебазировалась на аэроузел Шехмань Тамбовской области. В составе Степного фронта выполняли задачи по разведке войск противника на Орловско-Курском направлении, по прикрытию железнодорожных перевозок, а с переходом наших войск в наступление - по прикрытию наземных войск на указанном направлении и в направлении Белгорода.

 

Миронов Иван Федорович

Летчик мл. лейтенант Миронов Иван Федорович

Младший лейтенант Миронов Иван Федорович, 1919 года рождения был опытным летчиком, прибывшим с Дальнего Востока. Он хорошо зарекомендовал себя в боях на Кубани и был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

В период подготовки сражения на Курском направлении Иван Миронов вышел в зону для отработки фигур высшего пилотажа. Ничто не предвещало беды. Но вновь полученные с завода самолеты были сделаны с изъяном: то ли материал был некачественный, то ли по оплошности рабочих, среди которых было много подростков, перкаль, которой был оклеен самолет, сорвало в воздухе, что послужило причиной катастрофы 15 августа 1943 года. Иван Федорович Миронов похоронен в юго-западной стороне сквера в городе Шехмань Тамбовской области.

У Миронова вырос сын Владимир, который свято чтит память отца. После войны он разыскал многих однополчан отца, узнал, как он сражался, посетил место захоронения.

 

Джабидзе Давид Васильевич

Герой Советского Союза капитан Джабидзе Давид Васильевич

В августе 1943 года на должность заместителя 1-й авиаэскадрильи был назначен вновь прибывший старший лейтенант Джабидзе Давид Васильевич. Стройный грузин, несмотря на трудные бытовые условия, строго следил за своим внешним видом: сапоги всегда начищены до блеска, гимнастерка и брюки тщательно наглажены. Этим он очень отличался от других летчиков, участвовавших в тяжелых боях. Бытовых условий не было никаких, а Джабидзе, живя в одном помещении с летчиками эскадрильи, ежедневно выглядел безукоризненно.

"Посмотрим, как этот пижон летать будет", - говорили некоторые. Другие удивлялись, как он может в таких условиях содержать в идеальном порядке обмундирование. Только непонятно, почему он в летнее время под гимнастеркой носит теплый свитер.

О своей боевой работе в прошлом он никому не рассказывал. Когда начались полеты на боевые задания, Джабидзе действовал четко, уверенно, грамотно, чувствовался большой опыт. Со временем мы узнали, что прибыл он в полк уже обстрелянным летчиком, имевшим на своем боевом счету 6 сбитых вражеских самолетов и один таран. Прекрасные отношения сложились у него с личным составом полка. Образованный, интеллигентный и скромный, он скоро снискал всеобщее уважение.

Сельский паренек в грузинской деревне Чхари помогал отцу ухаживать за виноградником, выращивать кукурузу, пасти скот. Потом работал в Ткибули на рудниках, по вечерам учился. Поступил на химический факультет Тбилисского университета. После 3-го курса по комсомольскому призыву пошел в Сталинградское летное училище.

Воевать начал с первого дня войны в 158 истребительном авиаполку на Ленинградском фронте. Вскоре Давид Джабидзе подбил вражеский бомбардировщик и заставил его сесть на ленинградском аэродроме. В дальнейшем и до конца войны вся боевая работа Давида Джабидзе характерна многими подвигами, что свидетельствует о беспримерной отваге и большом таланте военного летчика.

Через несколько дней после совершенного подвига на станции Мшинская (подробно об этом я расскажу позднее), Давид Джабидзе в составе тройки ЯКов сопровождал бомбардировщиков, вел бой с 15 "мессершмиттами". В этом бою, выручая командира звена, бросился ему на помощь и сбил "мессера", но в то же время разорвался вражеский снаряд, осколки прошли сквозь плечо и застряли в левом легком. Теряя силы, летчик выпрыгнул из горящего самолета. Вражеский летчик в звериной злобе набросился на беззащитного раненого парашютиста, но между ними возник советский истребитель. Друг корпусом своей машины прикрыл боевого товарища.

При спуске Давид повис на макушке сосны. Потом его сняли партизаны и на телеге увезли в свой лагерь. Кровь пошла горлом. Пятнадцать дней он был без сознания. Десятки людей ленинградского госпиталя боролись за жизнь офицера, сделали несколько операций, отдавали ему свою кровь, а потом по ледовой дороге жизни увезли в тыл. Еще восемь месяцев пролежал он в госпиталях Челябинска и Златоуста.

Председатель врачебной комиссии сказал ему:

"Вы не сможете летать. Высота, разреженный воздух, маленькая простуда - и все... Поймите, наконец, у вас одно легкое..."

"А вы никому не говорите, что у меня одно легкое, - попросил летчик".

Попав после госпиталя в 43-й полк, он очень боялся летать над водой, боялся упасть в море и простудиться. Кроме того, он не умел плавать. Летал всегда в свитере, помня наставления врачей в госпитале:

"Простуда для вас страшнее разрывных пуль".

 

Летом 1943 года, когда полк базировался на аэродроме Шехмань, прибыли после окончания училища молодые летчики: Владимир Барченков, Виктор Григоровский, Василий Дробязко, Сергей Цюпрак, Павел Чернаткин, Михаил Дыдыгин и другие. У всех на погонах по одной звездочке, только у Дыдыгина две. Оказывается, Дыдыгин в начале войны был авиационным техником. Но с детства он мечтал о небе. Желание стать летчиком еще больше усилилось, когда он окончил авиатехническое училище и попал в авиационный полк.

Дыдыгин Михаил Илларионович

Командир звена ст. лейтенант Дыдыгин Михаил Илларионович

С завистью смотрел он на летчиков, летавших на боевые задания. Он видел, сколько сил и здоровья отнимали боевые вылеты, сколько молодых и здоровых не возвращались с задания, но от этого еще сильнее было желание летать самому, и не просто летать, а бить врага в воздухе.

Рапорт за рапортом подавал Михаил командованию и добился направления в летное училище на Дальнем Востоке. Учиться было легко, так как он хорошо знал материальную часть самолета и было огромное желание стать летчиком.

В полку его из прибывшей группы одним из первых ввели в строй. Начались вылеты на боевые задания. Пришли первые успехи в бою и продвижение по службе. Вскоре он уже считался опытным летчиком, успешно выполнявшим боевые задания.

 

8 сентября не вернулся с боевого задания летчик Стрелков Николай Васильевич, рождения 1921 года.

 

25 сентября геройски погиб в воздушном бою погиб Каширин Лукьян Дмитриевич, рождения 1917 года. Товарищи, знавшие Каширина по службе на Дальнем Востоке, написали письмо его жене. Эта женщина очень тяжело переживала свое горе. Она писала в полк, что не может поверить в гибель мужа и всегда будет ждать его. К сожалению, надеяться уже не было оснований, он погиб на глазах товарищей.

 

29 сентября в воздушном бою геройски погиб командир звена старший лейтенант Заяц Николай Филиппович. Погиб, выручая товарищей, подставив свой самолет под вражеские снаряды.

 

Командир 43-го полка капитан Дорошенков Александр Андрианович родился в 1912 году. К началу Великой Отечественной войны имел уже большой опыт летной работы. Участвовал в боях у озера Хасан и вместе с полком прошел весь путь от Кавказа до Берлина. На Кубани водил группы самолетов на выполнение сложных заданий. На других фронтах руководил боевой работой, в результате чего полк считался одним из лучших не только в дивизии, но и в корпусе.

 

До Великой Отечественной войны должность комиссара полка была летной. Комиссарами были люди рассудительные, преданные своему делу, обладающие высокими профессиональными качествами, способные своим примером увлечь подчиненный на бой, на подвиг. Эти скромные люди не искали для себя привилегий, не ждали наград. В боях они сражались не щадя своих сил, своей жизни. Они погибали в боях с думой о спасении Родины, были примером для подчиненных.

Погибших комиссаров, летавших на боевые задания, не всегда была возможность заменить летчиками. Ведь на втором году войны летный состав пополнялся молодыми летчиками, недавно окончившими летные училища, не имевшими опыта работы с личным составом. И комиссарами стали назначать заслуженных офицеров. Они, в основном, честно выполняли свой долг, но не летали на боевые задания.

43 авиаполку повезло. Заместителем командира полка по политчасти был опытный летчик, имевший большой налет в мирное время - майор Гулин Сергей Степанович. Он был хорошим чутким человеком, относился внимательно к каждому воину. Он беззаветно любил небо, рвался в полеты и был примером в боях. Многие правительственные награды украшали грудь С.С. Гулина.

Гулин Сергей Степанович

Взвилась ракета - боевой приказ.

К полетам на задание готовы!

И провожало летчиков не раз

Его хорошее напутственное слово

 

Не раз обшивку пробивал снаряд.

И по фашистам нанося удары,

Не ради славы, не ради наград

Сражался в небе истребитель комиссара.

 

Заместитель командира полка по политической части майор Гулин Сергей Степанович

3-й авиакорпус вел боевые действия на главном направлении войск 4-го Украинского фронта. Основной задачей было: в воздушных боях и штурмовыми ударами по аэродромам противника уничтожать его авиацию, удерживать господство в воздухе и надежно прикрывать наши наземные войска.

Опять начались тяжелые затяжные бои. Но теперь у летчиков был хороший опыт боев на Кубани и они уверенно били врага.

 

25 октября вылетел на боевое задание младший лейтенант Шипуля Игорь Васильевич, 1920 года рождения. После тяжелого изнурительного боя Игорь не вернулся о боевого задания.

 

Молодой летчик, москвич Масалов Владимир Степанович 1921 года рождения прибыл в полк с новым пополнением летчиков. Быстро вошел в строй и всегда стремился лететь на боевые задания. 29 октября с аэродрома Нижние Серогозы Масалов в составе группы вылетел на отражение налета вражеских бомбардировщиков, которые шли под прикрытием "мессершмиттов". Завязался бой. Наши летчики не допустили бомбометания вражескими самолетами. Во время боя Владимир погнался за "хейнкелями". В это время его сбили "мессершмитты".

 

Группа из 8 самолетов, в которую входили генерал Е.Я. Савицкий и его ведомый Владимир Меркулов прикрывали наши войска в районе Мелитополя. Вскоре с земли передали, что с запада идет большая группа "хейнкелей" в сопровождении "мессершмиттов". Савицкий решил атаковать ведущего группы и попросил Меркулова прикрыть его. Воздушные стрелки бомбардировщиков обрушили целый ливень огненных трасс. Генерал приблизился к хвостовому стрелку "хейнкеля", тот замолчал. И в то же мгновение открыл огонь на поражение "хейнкеля". Машина ведущего загорелась и рухнула вниз. Но в это время из группы прикрытия свалился "мессер". Не имея уже возможности отсечь его огнем, Меркулов бросил свой самолет под трассы, направляемые противником в самолет генерала. Меркулов, уже в который раз проявил бесстрашие, грудью защитив командира. Меркулов не погиб, он выпрыгнул с парашютом и вернулся в родной полк.

 

Над аэродромом в Нижних Серогозах на высоте 800 метров пролетел Ю-88, сделал круг и ушел. Летчики знали привычку фрицев прилетать в одно и то же время. На второй день увидели след инверсии, значит Ю-88 опять к нам топает. Николай Андрющенко бросился к самолету, взлетел, набрал высоту и пошел навстречу врагу. "Юнкерс" заметил, но поздно. Было израсходовано всего два снаряда 37-миллиметровой пушки. Юнкерс развалился.

Командир полка отчитал Николая за самовольный вылет, а потом поблагодарил за сбитый самолет.

Каждый полет неповторим и не похож один на другой, и в этом разнообразии ситуаций, непредвиденных и очень опасных моментов, проявляется мастерство и талант истребителя. Наши летчики, накопив боевой опыт и проявляя мужество, выходили победителями в боях с немецкими асами.

2 октября 1943 года 8 самолетов под командой капитана Лебедева прикрывая наши войска, вели бой с 8 бомбардировщиками Хе-111 в районе Ворошиловка. Ударная четверка капитана Лебедева атаковала противника в лоб. Враги в панике сбросили бомбы. С дистанции 100 метров капитан открыл огонь, у "хейнкеля" разрушилась правая плоскость и он стал падать. Его ведомый лейтенант Черненков зажег второго. Третьего сбил лейтенант Косенко.

Лейтенант Андрющенко, сковывавший своей группой противника, стал преследовать пару Ме-109. Те, не приняв боя, ушли на свою территорию. Этот бой, будучи на радиостанции наведения, наблюдал генерал Е.Я. Савицкий. За личную храбрость он представил к награде С.А. Лебедева орденом Красного Знамени, а И.Т. Косенко орденом Отечественной войны I степени.

В конце дня 2-го октября капитан Лебедев и его ведомый лейтенант Косенко патрулировали над нашими войсками в районе Большого Токмака. Заметили девять Хе-111 под прикрытием четырех Ме-109. С земли радиостанция наведения передала приказ командующего 8-й воздушной армией:

- Грачи, бейте бомберов!

По приказу Лебедева Иван Косенко атаковал ведомого "хейнкеля", а Лебедев ринулся на ведущего. Выйдя из атаки, они увидели два падающих, окутанных дымом бомбардировщика.

- Молодцы, "грачи"! Объявляю вам благодарность! - передал по радио наблюдавший за боем командующий 8-й ВА генерал-полковник Т.Т. Хрюкин.

 

Аллакин Василий Васильевич

Летчик мл. лейтенант Аллакин Василий Васильевич

10 октября командир 3-й авиаэскадрильи Александр Кочетов повел группу из 8 самолетов на боевое задание. Ставилась задача: прикрыть наземные войска, не допустить бомбардировки их немецкими бомбардировщиками. Кочетов повел свою восьмерку навстречу врагу, когда они были за линией фронта. Встретили шестьдесят Ю-88. Летчики действовали стремительно. Завязался бой. Строй врагов был разбит и бомбовый груз был сброшен на головы немцев. В этом бою было сбито 4 "юнкерса". Все восемь самолетов вернулись на свой аэродром.

 

В канун праздника, 5 ноября 1943 года в воздушном бою погиб прекрасный летчик младший лейтенант Аллакин Василий Васильевич.

 

Весь декабрь 1943 года и до марта 1944 года полк базировался на аэродроме близ села Новопетровка. Велись бои на Никопольском направлении.

31 декабря командование полка вместе с батальоном аэродромного обслуживания организовали встречу Нового года. Поставили огромную палатку, в которой поместился весь личный состав полка. На дворе в ту ночь стоял крепкий мороз. Вместо фронтовых сто граммов перед каждым поставили кружку красного подогретого вина. Выпили за разгром врага, за победу. Тогда, когда до конца войны оставалось еще около полутора лет, когда была освобождена только половина территории Украины, воины не сомневались в том, что Родина будет освобождена от захватчиков, твердо верили в победу. А в первый день нового года - снова в бой, снова беспощадно громили врага.

 

3-го января 1944 года командир 1-й авиаэскадрильи лейтенант Спартак Маковский повел эскадрилью на штурмовку вражеского аэродрома в районе Апостолово. В своей книге "Полвека с небом" маршал авиации Е.Я. Савицкий писал, что специалистами по штурмовке считались 812 и 43 авиаполки. Именно им чаще всего поручали наносить внезапные удары по вражеским аэродромам.

В воздушном бою над аэродромом Апостолово было сбито 4 и на земле во время штурмовки уничтожено 3 самолета противника.

С.И.Маковский и В.Г.Кузнецов

С.И.Маковский и В.Г.Кузнецов в одноместной кабине Яка

Потом атаковали переправу на Днепре. Зенитки открыли сильный огонь. За самолетом ведомого командира, младшего лейтенанта Виктора Кузнецова потянулся шлейф дыма. Подбитая машина падала на территорию, занятую противником. Кузнецов пошел на посадку и с трудом посадил самолет в развилке двух дорог. По этим двум дорогам, примерно в полутора-двух километрах от места посадки самолета пешком двигались гитлеровцы. Они побежали к самолету и даже не стреляли - добыча была очевидной. С высоты Маковский видел, как Кузнецов выбрался из самолета. Времени на раздумья не оставалось. Он понимал, что рискует жизнью, но иначе поступить не мог. Зашел на посадку, чтобы приземлиться рядом с Виктором, но вдруг увидел, что поле пересекает линия связи. Быстро сориентировался, пошел на второй круг и совершил посадку. В тесной одноместной кабине поместилась только одна нога Виктора. Его голова закрыла Маковскому приборную доску. Вражеские войска приблизились и открыли по ним автоматный огонь. До самолета оставалось не более 100 метров. Надрывно гудя, перегруженный самолет с трудом оторвался от земли и взлетел над головами немцев.

Шесть самолетов эскадрильи совершили посадку без командира и его ведомого. Люди на аэродроме в тревоге вглядывались в небо. Потом послышался гул и показался самолет. Когда Маковский заходил на посадку, трудно было понять что с самолетом. Высказывали предположение, что в воздухе сорвало капот. После посадки все стало ясно.

Вскоре на аэродром прилетели командир корпуса генерал Е.Я. Савицкий и командир дивизии полковник В.Т. Лисин. Построили полк. Генерал с восхищением говорил о совершенном подвиге.

- Я преклоняюсь перед вашей храбростью! - сказал Маковскому генерал Савицкий.

 

За рекой Ингулец в районе Снегиревки разведка обнаружила вражеский аэродром. 9 января на штурмовку этого аэродрома полетели две восьмерки истребителей. Одна под командой С.А. Лебедева, другую вел командир 274 полка майор Климов. В этом вылете они уничтожили около двух десятков вражеских самолетов.

 

8 февраля 1944 года был взят город Никополь. За большие заслуги в ликвидации Никопольского плацдарма 3-му истребительному авиакорпусу было присвоено почетное наименование - "НИКОПОЛЬСКИЙ".

После взятия Никополя началось сражение за освобождение правобережной Украины и велась подготовка к боям за освобождение Крыма. Ставка Верховного Главнокомандования и командование 8-й воздушной армии поставили перед командованием корпуса и двух входящих в него дивизий задачу не допустить разрушения переправ через Сиваш. Для этого был составлен план блокировки аэродромов противника в ночное время. Этот план был одобрен командующим 8-й воздушной армии генерал-полковником Т.Т. Хрюкиным.

Необходимо было разрушить вражеские аэродромы, на которых садились самолеты, базировавшихся в Румынии, для заправки горючим и за бомбовой нагрузкой. Эти аэродромы располагались на мысе Херсонес и возле села Веселое.

В одну из темных ночей на самолетах Як-7б взлетел генерал Савицкий с двумя ведомыми - командирами эскадрилий капитанами Спартаком Маковским и Семеном Лебедевым. Барражируя далеко в стороне от аэродрома, заметили на взлетной полосе движущиеся огни. Сбросили бомбы на взлетную полосу, бьют из пушек и пулеметов. Заработали зенитки, но снаряды шестиствольных "эрликонов" летели в сторону и вреда нашим самолетам не причинили. 40 самолетовылетов сделали в ту ночь истребители корпуса.

В следующую ночь генерал Савицкий с той же группой летчиков снова штурмовал тот же аэродром. Штурмовка прошла успешно. Лебедев сбил "юнкерса" на взлете и тот взорвался прямо над взлетной полосой и осветил весь аэродром.

Тогда немцы установили на всех своих ночных бомбардировщиках специальные пламегасители. Разгадав это, наши летчики стали сбрасывать бомбы на взлетные полосы и разрушали их. Число наших самолетовылетов возросло за ночь до 50-60. Восстановить полностью взлетные полосы немцам не удалось. Ни одна наша переправа на Сиваше не была разрушена.

 

© А.Е.Чернаткина, 28.07.2004.

 

Дальше

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.