Александра Ефимовна Чернаткина

От Кавказа до Берлина

Военное небо Крыма

Командование 43-го иап

Командование 43-го иап.
Слева направо: старший инженер полка инженер-майор Н.С.Шустерман, командир 2-й эскадрильи капитан С.А.Лебедев, командир полка майор А.А.Дорошенков, командир 3-й эскадрильи капитан А.В.Кочетов, командир 1-й эскадрильи ст. лейтенант С.И.Маковский

Полк стоял возле села Захаровка. Перед штурмом Сиваша на аэродроме построили полк, вынесли знамя. Командир полка объяснил поставленные задачи: защитить переправы через Сиваш и освободить родную крымскую землю. От имени летчиков выступил командир звена Николай Андрющенко. У знамени полка он поклялся доблестно сражаться за Крым не щадя жизни.

20 марта началось освобождение Крыма. Наши летчики надежно прикрывали переправы через Сиваш от налетов вражеской авиации, где сосредоточились войска 4-го Украинского фронта. Они много летали на прикрытие наших войск, завязывались жестокие бои.

26 марта летчики полка отражали налет на одну из переправ. 60 немецких бомбардировщиков в сопровождении 50 истребителей шли к переправе. Против них полк мог послать только 12 самолетов. Завязался воздушный бой. Во время боя по радио поступило сообщение, что такая же армада вражеских самолетов идет к другой переправе. Андрющенко передал на командный пункт, что со своим ведомым идет на защиту другой переправы. Схватка была ожесточенной. Строй врагов был нарушен и в беспорядке сбрасывались бомбы, не достигая переправы. Многочисленные "мессершмитты" набросились на ведущего. Андрющенко был опытным летчиком и его снаряды метко поражали врагов. Но силы были неравными. Враг направил все свои силы на уничтожение ведущего. Многочисленные огненные трассы прошили его самолет, и когда он стал неуправляемым, Николай выбросился с парашютом над позициями наших войск. Свою клятву он свято выполнил, но нелепый случай отнял жизнь у Николая Ананьевича Андрющенко. С земли приняли его за немца и расстреляли в воздухе. Он умер от ран на следующий день. На его боевом счету было уже 18 сбитых вражеских машин. В этом же бою был сбит его ведомый младший лейтенант Виктор Григоровский, вместе с самолетом он упал в Сиваш.

Григоровский Виктор Трофимович

Летчик мл. лейтенант Григоровский Виктор Трофимович

В этот же день 26 марта был сбит и погиб командир 274 истребительного авиаполка майор Волчков Николай Григорьевич, который незадолго до этого был штурманом нашего полка.

Волчков Николай Григорьевич

Капитан Волчков Николай Григорьевич. Дальний Восток, 1942 г.

Весь личный состав тяжело переживал эту утрату. На следующий день на бортах самолетов, летавших в бой, была сделана надпись: "За Николая!" Отлично дрались боевые товарищи Николая Андрющенко и Николая Волчкова, в тот день они сбили семь вражеских самолетов, не потеряв ни одного своего.

Об одном случае на одном из аэродромов на юге Украины механик самолета Георгий Сергеевич Виноградов вспоминает:

- В марте 1944 года самолеты полка вылетели на боевое задание. Через 5-10 минут над аэродромом появился один Як. Я подумал, что случилось ЧП и это вернулся самолет из недавно вылетевшей группы. Когда самолет снизился, я понял, что он не из нашего полка, но, несомненно, одного из полков нашей дивизии. Об этом свидетельствовал трафарет на моторной части и голубая окраска в верхней части киля хвостового оперения. Бортовых номеров не видно - залиты, как и нижняя часть фюзеляжа, маслом.

Самолет прошел на бреющем полете над летным полем, затем взмыл вверх и сделал несколько мертвых петель. Взмывая вверх, выполнил новый каскад фигур высшего пилотажа на предельно возможной высоте. Становилось как-то жутко. В иные моменты глаза сами закрывались и ногти впивались в ладони. А в голове мысль: "Кто и зачем?".

Но вот, наконец, летчик набрал высоту, стал на круг, выпустил шасси и, не выпуская почему-то тормозных щитков, на большой скорости приземлил самолет под углом к продольной оси летного поля. Поэтому он на пробеге выскочил на самолетную стоянку, ударился о капонир и скапотировал.

Все, кто был на аэродроме, в том числе я и мой друг механик А.А. Евтифеев, бросились выручать летчика. С большим трудом (никаких подъемных средств не было) мы освободили летчика от привязных ремней и вытащили из кабины. Он был окровавлен, была пробита грудь. Полковой врач Илья Петрович Прокофьев констатировал, что летчик мертв. А тот страшный пилотаж был, стало быть, лебединой песней умирающего пилота...

 

Под Перекопом четверка наших истребителей встретила 20 вражеских бомбардировщиков, прикрываемых шестеркой истребителей ФВ-190. Одна пара наших истребителей сковала действия "фоккеров", а другая пара, ведомая Давидом Джабидзе, сбила 4 вражеских самолета, остальных разогнали. Задание было выполнено, врага не допустили к переправе.

 

После разгрома врага на Северном Кавказе, потрепанная в боях 17-я немецкая армия, отступая, переправилась в Крым.

Немцы стремились удержать Крым, во что бы то ни стало. Он имел для них важное стратегическое значение. Их также привлекала экономика Крыма. Сюда по воздуху в феврале-марте они перебросили огромное количество войск и техники, в том числе румынские воинские части.

Войска 4-го Украинского фронта с ходу прорвали укрепления на Перекопе, форсировали Сиваш и захватили важный плацдарм на крымской земле.

Злобин Владимир С.

Летчик мл. лейтенант Злобин Владимир С.

Наши истребители полетели на штурмовку аэродрома Джанкой. Среди них был летчик Владимир Злобин. За смуглый цвет лица и, как смоль черную шевелюру, его прозвали цыганом.

На аэродроме Джанкой стоял готовый к вылету пассажирский самолет Ю-52, на котором находились генерал с его свитой. Произведя атаку, наши летчики сожгли несколько немецких самолетов, в том числе "юнкерс" с генералом и свитой. Во время атаки зенитным огнем был подожжен самолет Злобина, вытекло горючее. Злобин был ранен в ногу. Ему пришлось посадить самолет в поле на фюзеляж и немедленно покинуть его. Только успел он отползти, как раздался взрыв, взорвался самолет. Превозмогая боль, Владимир отполз метров 300 и спрятался возле стога. Видит, немцы бегут на юг, а за ними румыны. Один румын отстал и подбежал к стогу достаточно близко. Злобин заставил его поднять руки. Румын затрясся от страха и готов был выполнить все требования. Злобин жестами объяснил, что румын должен его раненного потащить на себе на север. Румын все понял. Злобин одной рукой держался за шею румына, а другой держал пистолет у его бока. В таком положении встретили его наступающие войска.

Полковые острословы потом говорили: "Это тот случай, когда цыган на румыне из плена ехал". В действительности Злобин не был в плену, а в плен взял румына.

 

В апреле наши войска вошли в Джанкой, затем в Биюк-Онлар (ныне Октябрьское). Сутки мы находились близ Симферополя и подошли к совхозу "Табачный" под Севастополем, где базировались до полного освобождения Крыма.

Однажды через совхоз "Табачный" проходила группа раненых, шедших с севастопольских позиций. Среди них был брат Спартака Маковского - Петр. Им суждено было встретиться, чтобы до конца войны не расставаться. Артиллерист старший лейтенант Петр Иосифович Маковский имел несколько ранений. На этот раз был ранен в руку. По ходатайству командования Петра зачислили в наш полк на должность адъютанта 1-й эскадрильи. Он добросовестно выполнял свои обязанности. Старший брат с большой заботой относился к Спартаку.

 

14 апреля 1944 года в полк приехал командир дивизии полковник В.Т. Лисин. Перед строем личного состава был зачитан Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении А.В. Кочетову и С.И. Маковскому звания Героев Советского Союза.

 

Война ворвалась в Севастополь ночью 22 июня 1941 года. В 1 час 15 минут был объявлен большой сбор, призвавший моряков в свои части.

Через два часа над городом появились вражеские самолеты. Их встретили залпы с корабельных орудий и зенитных: батарей. Взрывались бомбы, появились разрушения и первые жертвы.

Городской комитет обороны обратился с призывом такими словами: "...Трудящиеся Севастополя! Все силы на разгром врага! Если потребуется, с новой силой повторим подвиги обороны города в 1854-1855 годах!".

В считанные часы город перестроился на военный лад. Город жил одной жизнью с фронтом, давал защитникам города все, что мог сделать своими руками.

30 октября 1941 года к городу подошли немецкие танки и началась битва за Севастополь. 250 дней стоял Севастополь. Там не было тыла, везде был фронт.

В июне 1942 года борьба за город прервалась, но не прекратилась. Город был полностью разрушен. Расстреляли, повесили, замучили, сожгли 27306 севастопольцев, тысячи угнали на германскую каторгу.

Но в городе и в Крыму действовали подпольные группы, действовали партизаны и разведчики, которые всеми средствами вели борьбу с оккупантами.

Название "Севастополь" означает величественный город, достойный поклонения. Он достоин такого названия. Это город стойкости, мужества, воинской и трудовой славы. Он стоит почти 220 лет. Он отразил нападения турецких эскадр в 1788 году.

В ноябре 1853 года в Синопском сражении под руководством И.С. Нахимова и В.А. Корнилова был разгромлен турецкий флот.

В Крымской войне 1854-55 годов Англия и Франция напали на Крым. Героическая оборона города принесла ему мировую славу. Врагу не удалось сломить сопротивление защитников и полностью захватить город.

В 1903 году вспыхнули волнения на кораблях "Березань", "Потемкин", "Прут" и еще 14 кораблях Черноморского флота. Вплоть до Октябрьской революции вспыхивали волнения среди воинов севастопольского гарнизона. 8 ноября трудящиеся города и матросы вышли на улицы с лозунгами "Да здравствует социалистическая революция!".

В мае 1818 года город оккупировали германские войска, а в ноябре их сменили интервенты стран Антанты.

15 ноября 1920 года Севастополь был освобожден войсками Южного фронта.

 

Впереди был Севастополь. К штурму его начали готовиться 19 апреля. Генерал Савицкий на трофейном "мессершмитте" летал на разведку и привозил ценные сведения о расположении техники и войск противника.

Около месяца летчики полка вели боевые действия с аэродрома "Табачный", били врага над Севастополем, Балаклавой, Херсонесом. Особенно много и напряженно работали наши летчики над Сапун-горой, штурмуя на ней вражеские войска. Бои были кровопролитными. Склоны Сапун-горы были окутаны черно-серым дымом.

Костиков командовал четверкой ЯКов, сопровождали штурмовиков. ИЛы штурмовали вражеские окопы, черневшие на склонах Сапун-горы.

Появились "мессершмитты" пытавшиеся прорваться к штурмовикам. Чтобы предупредить их атаку, Костиков послал в "мессера" наперерез огненную трасса снарядов. Они разорвались в передней части вражеского самолета, который сразу пошел к земле. В наушниках шлемофона он услышал взволнованный голос: "Спасибо, "маленькие" от "горбатых". "Маленькими" называли истребителей, а штурмовиков - "горбатыми".

Не раз летая в группе ведущим, Костиков проявлял исключительную храбрость и отвагу.

11 апреля наши войска освободили город Керчь. 12 апреля на разгром вражеского аэродрома близ поселка Ички (ныне Советский) было поднято 24 истребителя с бомбами под плоскостями. По 12 их вели опытные командиры эскадрилий Герои Советского Союза капитан А.В. Кочетов и капитан С.А. Лебедев.

Удар был внезапным, полет проходил над западной частью Азовского моря. Над целью на высоте 600-700 метров увидели четыре "фоккера". В мгновенной атаке Кочетов и Лебедев сбили два самолета ФВ-190. Сброшенные на стоянки самолетов бомбы нанесли врагу большой урон.

 

Федя Костиков - москвич. Жил вдвоем с матерью, которая работала и не могла уделить должного внимания сыну. Учился он неплохо, но своим озорством не раз доставлял хлопоты матери и учителям.

Однажды, за бесчисленные проделки классный руководитель послала его за матерью. Федя любил мать и не хотел ей доставлять новые огорчения. Он сказал, что мать на работе и привел просто с улицы какого-то верзилу, который не учился и не работал и представил его как старшего брата.

Классный руководитель рассказывала "брату" о Фединых проделках, а тот давал ему частые подзатыльники, на что Федя и не думал обижаться. Классный руководитель осталась довольна реакцией "старшего брата", а Федя по-прежнему не мог жить без озорства. Свою трудовую деятельность Федор начал с работы в Метрострое.

Костиков так и остался озорником, но на фронте это озорство и хитрость были направлены против врага и давали возможность выполнить боевое задание.

 

На аэродром прилетел командир корпуса генерал Е.Я. Савицкий, построили летный состав. Генерал обратился к летчикам:

- На мысе Херсонес собралась вражеская авиация со всего Крыма, Ее прикрывает огромное количество зениток. Необходимо произвести разведку и сфотографировать аэродром. Посланные в разведку бомбардировщики и штурмовики были сбиты. Кто из вас возьмет на себя эту задачу?

Секунд через 20-30 из строя шагнули вперед Иван Кузнецов и Федор Костиков. Эта пара на земле была неистощима на выдумки и шутки. Готовясь к боевому заданию, они проявляли находчивость, которая не раз обеспечивала им успех. С задания они привезли отличные снимки. Когда Федора спросили, как это им удалось, он объяснил:

- Расчет на психологию. Когда на бреющем подошли к аэродрому, Иван начал над ним выписывать фигуры высшего пилотажа. Это взбесило зенитчиков и они сосредоточили огонь на нем. А я на высоте 800 метров сделал три захода на фотографирование. После этого мы ушли. Немецкие истребители со взлетом опоздали.

 

Овладение Сапун-горой имело решающее значение во взятии Севастополя. Немцы построили там мощные укрепления с трехъярусными траншеями на склонах, 36 дотов, 27 дзотов, вкопанные в землю танки и густая сеть пулеметных гнезд. Все было опутано несколькими рядами колючей проволоки. Перед скатами горы все было заминировано.

Командование тщательно готовило операцию по разрушению всех этих укреплений и овладению Сапун-горой... Значительная роль отводилась авиационным полкам 8-й воздушной армии. Летчики 43-го полка несли большую физическую нагрузку. Над Сапун-горой завязывались ожесточенные воздушные бои.

9 мая наши войска ворвались в Севастополь. К вечеру, когда солнце стало садиться, в честь освобождения города на аэродроме поднялась необыкновенная стрельба из автоматов, винтовок, самолетных пулеметов, развернутых в сторону моря и личного оружия. Нашей радости не было предела.

Остатки вражеских войск, удирая из Севастополя, скопились на мысе Херсонес. Они устремились к причалам, где грузились их суда и с боем захватывали места. Те, кто отчалил от берега, недалеко уплыли. Наша авиация и морской флот отправили их на дно Черного моря.

За две недели до освобождения Севастополя не вернулся с боевого задания Михаил Дыдыгин. Он был сбит и выпрыгнул с парашютом.

Немцы, терпя поражение на земле и в воздухе, были озабочены тем, чтобы живыми выбраться из пекла, которое им устроили наши войска, предоставили местным полицаям самим охранять пленных. Полицаи посадили Михаила в тюрьму, тесно набитую людьми.

В период немецкой оккупации в Севастополе активно работала хорошо законспирированная подпольная молодежная организация. Они сумели освободить летчика и спрятать. Две недели он скрывался на чердаке дома, принадлежавшего девушке-подпольщице.

Благодаря генералу Е.Я. Савицкому ему удалось избежать унизительных проверок, длившихся иногда очень долго, и, в скором времени, уже в Белоруссии, он активно включился в боевую работу.

12 мая Крым был полностью очищен от захватчиков. Берег моря был усеян вражескими трупами в мышиных мундирах и техникой. И сразу же жители Крыма стали очищать город от трупов фашистской нечисти.

Крым запомнился Александру Кочетову не только смелыми атаками и сбитыми самолетами врагов. Однажды на окраине Симферополя он увидел разрытые могилы мирных жителей, зверски расстрелянных гитлеровцами. Старики, женщины со скрученными проволокой руками, дети. Увидев это своими глазами, летчик, не раз смотревший смерти в глаза, не выдержал, ушел. Ненависть кипела, душила горло. Это еще больше усилило ненависть к врагам и стремление беспощадно уничтожать убийц.

 

Дробязко Василий Иванович Евсюков Григорий Тихонович

Летчик мл. лейтенант Дробязко Василий Иванович

Летчик мл. лейтенант Евсюков Григорий Тихонович

За выдающиеся боевые успехи нашему полку было присвоено наименование "СЕВАСТОПОЛЬСКИЙ". На Сапун-горе на гранитных стелах высечены номера воинских частей, отличившихся при освобождении Севастополя, среди них и наш 43-й полк. Среди имен Героев Советского Союза, получивших это звание за освобождение Севастополя, высечены фамилии наших летчиков Давида Васильевича Джабидзе и Александра Дмитриевича Осадчиева.

Победа далась нелегко. Мы понесли тяжелые потери. Погибли над морем в боях с врагами Кошман Яков Иванович, Дробязко Василий Иванович, Сдобников Алексей Васильевич, Евсюков Григорий Тихонович.

Стоит над Черным морем Севастополь, дважды увенчанный славой двух оборон. О нем написаны сотни книг, сложены прекрасные песни. Но он сам может рассказать о себе языком своих памятников. Всего их в городе 739.

Героическая оборона Севастополя продолжалась 250 дней и ночей. В боевых делах города и фронта участвовали даже дети. После изгнания оккупантов город представлял собой развалины и пустыри. Не было ни света, ни воды. Севастополь возродился и стал еще красивее. В нем каждый сантиметр обильно полит кровью. О героизме людей напоминают сотни памятников.

За воинскую доблесть, мужество и стойкость севастопольцев на знамени города сияют орден Ленина и медаль "Золотая Звезда". Черноморский флот награжден орденом Красного Знамени. Севастополь одним из первых стал ГОРОДОМ-ГЕРОЕМ.

О заслугах авиации в освобождении Севастополя от захватчиков свидетельствует памятник воинам 8-й воздушной армии на Малаховом кургане.

 

© А.Е.Чернаткина, 28.07.2004.

 

Дальше

 

Поделиться страницей:  

Авиаторы Второй мировой

Информация, размещенная на сайте, получена из различных источников, в т.ч. недокументальных, поэтому не претендует на полноту и достоверность.

 

Материалы сайта размещены исключительно в познавательных целях. Ни при каких условиях недопустимо использование материалов сайта в целях пропаганды запрещенной идеологии Третьего Рейха и преступных организаций, признанных таковыми по решению Нюрнбергского трибунала, а также в целях реабилитации нацизма.